Зазеркалье

Редкая девушка не пробовала гадания о будущем – в нем есть сладкий ужас. Зеркало – в зеркало – и горящая свеча, и возникает бесконечная череда отражений, и в самой глубине намечаются образы, но свеча светит и оберегает. Такая ассоциация родилась у меня, когда я читала проект "Эксперимента" "Индивидуальные учебные траектории". Ощущение глубины, завораживающего света, исходящего изнутри. Раскрытие собственного "я". Абсолютная откровенность. Это свет ин – се в терминологии онтопсихологии – позитивного ядра человека.

Это листы необычных исповедей – где сам себе даешь советы и даже намечаешь программу на целую жизнь. Там, внутри, миры, там самосозидание.

Мы убрали настоящие имена – тайна исповеди священна. Но сам текст требовал имен – он очень личностный. И мы подобрали псевдонимы. Итак, приступим.

Фрагменты материалов учащихся "Индивидуальные учебные траектории"

Учащийся 1

Мое обучение в "Эксперименте" началось тогда, когда я пришла в студию "Э", а это было давно. За это время во мне произошло много изменений, в основном психологических. Я стала по-другому воспринимать и реагировать на происходящее. Но это и понятно, ведь я пришла сюда в первый раз в возрасте 4 лет (в 1990 году), сейчас мне 16, прошло уже 12 лет, и это естественно, что со мной произошли изменения. Тогда я была просто ребенком, а сейчас я чувствую, что становлюсь личностью (личность – человек как носитель каких-нибудь свойств, как субъект отношений и сознательной деятельности; устойчивая система социально-значимых черт, характеризующих индивида как члена общества или общности). Я немного научилась таким организационным техникам, как самоопределение (далее с/о), работа в позиции и постановка проблем и задач. Но если постановкой задач я вынуждена была заниматься уже с младшей школы, то всему остальному я учусь в течение последних трех лет. Но обо всем по порядку.

Основные мои изменения в том, что у меня поменялся характер, и восприятие всего стало другим. <…>

Я стала мыслить совсем иначе. Если раньше, сделав какое-то действие, я просто приступала к следующему, то теперь я обдумываю все заранее и анализирую потом, как я поступила, что правильно, а что нет; как лучше поступить в следующий раз; как действовать, чтобы получить какой-то новый навык, нужный опыт. И я считаю, что это очень хорошо – уметь анализировать свои действия, выбирая нужное. Может быть даже, что не все люди способны на подобный анализ, но я и не говорю, что сама им в совершенстве владею, но что-то у меня получается, и мне пока этого хватает. Если такое возможно, то мне удается организовывать свое мышление.

Еще у меня очень сильно изменилось представление о себе и своих возможностях. Я стала верить в себя, благодаря некоторым своим действиям, которые я не могла позволить себе ранее. Я не хочу описывать их подробно, так как считаю, что в данном случае важны результаты, а не пути их достижения (тем более что чаще всего эти действия были непроизвольными, незапланированными, и описать их в целом я не имею возможности, потому что все даже не помню).

Говоря об изменении моих личностных качеств, я не могу не заметить, что и в этой сфере я изменилась. Изучая психологию людей и наблюдая за ними, я стала более терпимой к недостаткам других, и нетерпимой к собственным недостаткам; а также я научилась идти на компромисс, чего раньше не умела и не принимала такую тактику поведения. Я считаю, что я всю жизнь являюсь индивидуалом, который не всегда поддается коллективному настроению, но является довольно коммуникабельным, имеющим свой личностный статус. Я могу еще сказать, что у меня появилась способность к адаптации. В процессе адаптации перестраиваются мои качества, и я приобретаю новый опыт. Кроме этого, я научилась контролировать свое настроение, находить и усваивать способы его сознательной коррекции, что является важной задачей воспитания и самовоспитания, что самое главное. <…>

Обращая внимание на образование, я считаю, что самые значимые его события только впереди, потому что сейчас только наступает тот момент, когда должен состояться какой-то перелом, переход на другой уровень развития и образования, следующий его этап. <…> Переходя на историю моих изменений, я не могу не отметить, что за все эти годы я получила много навыков, способов, организационных техник, знаний и опыта. Последнее можно отметить как значимую часть моего образования (куда входит и обучение), так как все остальной в той или иной мере складывается именно в опыт. Сюда, в данном случае, входят и проекты. Моим первым настоящим проектом был проект по биологии в шестом классе, когда нам в группе было дано задание, в котором нужно было реализовать идею, разрешить проблемную ситуацию, использовать теоретические знания, и целью которого было произвести изменения в понимании и осознании событий, знаний, окружающего мира. Когда нам было дано это задание, и в нашей группе меня назначили организатором, я не знала, с чего начать. Я и понятия не имела, как правильно делать проект. Я думала, что проект – это то же самое, что и просто доклад. Но со временем мои представления о проектировании и личные умения в деятельности проектирования изменились, и теперь у меня уже не возникает таких проблем, как раньше.

И еще я бы хотела добавить про рефлексию. Без рефлексии невозможно устанавливать правильные взаимоотношения с другими людьми. Нам постоянно говорят, что мы не умеем рефлексировать, но, к примеру, самоанализ я умею делать хотя бы на подсознательном уровне. Осмысление своих действий тоже. А если я способна устанавливать правильные взаимоотношения с другими людьми, значит, я хотя бы немного (не в совершенстве, конечно) владею рефлексивной техникой. <…> Но я хотела еще добавить, что, по сравнению с прошлыми годами, я кое-чему научилась. В том числе я чему-то научилась на игре и сессии (игра – вид деятельности в условных ситуациях). <…> Еще на Игре есть возможность самосознания, осознания своих возможностей и ошибок. К примеру, на Игре я почувствовала, что не могу быть организатором проекта, так как мне еще не хватает навыков как по организаторским способностям, так и по работе в области проектов. И я знаю, что именно мне нужно совершенствовать в себе, и стараюсь это делать. Ведь человек может изменить себя только сам, без посторонней помощи, а если он этого не захочет, то ничто его уже не изменит. Именно поэтому я стараюсь исправляться сама по мере своих сил и возможностей. Я считаю, что каждый человек должен позаботиться о самосовершенствовании, и тогда будет меньше проблем и ошибок. <…>

НИКОЛЬ очень отличается от традиционного образа тинейджера. В ней нет агрессивности, но есть свободомыслие, она понимает пользу компромисса, но есть моменты, когда для нее пойти на компромисс – значит предать себя. Она пишет: "Я считаю, что я всю жизнь являюсь индивидуалом, который не всегда поддается коллективному настроению, но является довольно коммуникабельным, имеющим свой личный статус".

А это – отличные качества, чтобы не быть перемолотой Системой. Жизнь – не нежное существо, идеальных обществ не существует. Система – это логика большинства, и чаще всего она защищает тех, кто не реализовался как личность. И изменить мир в лучшую сторону можно, не свергая очередной строй, но, пользуясь всеми Законами Системы, при этом оставаясь индивидуалом со всеми своими ценностями, которые ты умеешь отстаивать и защищать. У Николь уже сегодня есть способность к адаптации, но есть смелость быть не такой, как все. Она Интереснейшая личность и очень хочется знать, какую взрослую жизнь она создаст для себя.

Учащийся 2

Как самое значимое событие в моем образовании я рассматриваю игру "Проектирование индивидуальных образовательных трасс и новых форм организации учебного процесса" (сентябрь 1999 года). До этой игры я, в принципе, единственным образовательным процессом считала работу в предметных областях на уроках и на подготовках к олимпиадам и была уверена, что мне этого вполне достаточно и что это единственное, что мне нужно в области образования. На игре возникла ситуация, в результате которой я страшно заволновалась, какой будет моя профессия. Я уже не могу точно восстановить, что это была за ситуация, но, вероятно, вопрос о выборе профессии обсуждался в группе, в которой я тогда работала. Само возникновение этого вопроса и то, что тогда меня это действительно сильно беспокоило, показало мне, что работа в предметах может не быть самым важным в образовании. На той игре как единственная альтернатива урокам появился сюжет выбора профессии, и, несмотря на то, что он после игры никак не развился, это в определенной степени изменило меня и мое отношение к тому, что вокруг меня происходило.

Во-первых, я поняла, что для меня предметной программы явно недостаточно, а во-вторых, появился критический подход к себе, я стала иначе оценивать себя, потому что именно на этой игре я увидела, что, кроме учебной программы, где я была успешна, есть то, что у меня совершенно не получается и о чем я мало понимаю (после игры как самую важную такую область я выделяла выбор профессии).

Кроме того, после той игры я себе впервые поставила вопрос о том, каким человеком я хочу быть (то есть, какими личностными качествами я хочу обладать). Реально отвечать на этот вопрос я, правда, стала пытаться гораздо позже – уже в 10-м классе, если я не ошибаюсь, правда, не помню, вследствие чего, но возможность постановки этого вопроса возникла как раз после этой игры. <…>

Если пытаться ответить на вопрос, как я выделила это событие или каким был способ выделения события, то я могу сказать следующее. Основным критерием выбора самого значимого события было возникновение чего-либо нового для меня – постановка новых вопросов, фиксация нового непонимания, понимание чего-то нового про себя, новая оценка себя и т.п.. А поскольку это – первое мероприятие, на котором я на самом деле содержательно смогла определить, что нового оно мне дало, какие вопросы я смогла поставить, то я именно его и выделила как главное событие. По масштабности на этой игре было больше всего открытий. Можно сказать, что она указала мне новое направление движения, а все остальное, что происходило со мной после игры, уже расширяло это направление. <…>

Первым проектом, в проектировании которого я принимала участие, был проект "Уроки культуры". Основное, что я получила от этого проекта, – это то, что я на практике более-менее поняла, как работает схема проектирования, что в этой схеме есть что. Получилось какое-то базовое представление о проекте, естественно, очень неполное. (Сейчас не могу восстановить, какое оно было, но по результатам проектирования могу понять, что различие есть.) Идея того проекта была не моя, я подключилась к уже существующему, и, кроме того, участвовала не на всех этапах проектирования. Вероятно, поэтому поняла не много.

Обсуждая изменения в моем проектировании, во-первых, могу отметить следующее: в самых первых проектах был какой-то "странный" анализ ситуации и выбор проблемы. Странный потому, что я никогда не могла объяснить, откуда такая проблема взялась и почему надо ее решать (правда, и сейчас не могу сказать, что до конца от этого избавилась). Но во всяком случае, с каждым разом проблемы, лежащие в основе будущих проектов, становились все более реальными, "моими", от чего зависел сам результат проекта. Кстати, понимание того, что проект не получится, если в его основе не лежит личная проблема, в решении которой ты заинтересован, тоже пришло не сразу. Но уже не могу точно восстановить, когда. Вероятнее всего, после игры "Коммуникация в образовании", потому что именно тогда стало обсуждаться само понятие "проблема" и после этого, наверное, стало ясно, для чего же все-таки на самом деле нужен проект.

Что еще менялось – это то, каким образом находились средства решения проблем. В первых проектах были попытки это просто придумать, изобрести, но на самом деле я не могу оценить, насколько эти средства были состоятельны, потому что сами проекты не были реализованы. Следующим шагом был поиск средств решения проблем в литературе, и сначала процедуры, которые были найдены в книгах, не были никак изменены. И уже позже, в этом году при проектировании тренингов по коммуникации была найдена возможность изменения процедур для решения конкретной проблемы.

Можно еще обсудить именно первый "личный" проект. Его, пожалуй, можно назвать ведением дневника. В общем-то, это не проект в полном смысле этого слова, потому что проблема там какая-то странная, как мне сейчас кажется. Но тогда для меня это было важно – меня почему-то забеспокоило то, что я с течением времени забываю, что со мной происходило в прошлом. А тогда как раз в моей жизни произошло событие, которое мне хотелось запечатлеть для того, чтобы потом еще долго о нем помнить. Говоря проектировочным языком, то средство, которое я выбрала для решения данной "проблемы" – ведение дневника – достаточно хорошо решало поставленную задачу. Я в течение долгого времени умудрялась достаточно точно описывать происходившие со мной события. Но позже я поняла, что это мне попросту не нужно, что именно от описания событий мне нет никакого толку и что у меня больше нет потребности в том, чтобы "фотографировать" события. Мне стало более интересно описывать какие-то свои переживания, мысли, отношения. Но опять-таки не потому, что мне в какой-то конкретный момент было необходимо написать что-то для того, чтобы прояснить себе какой-то вопрос или излить душу на бумаге, а потому, что я предполагала, что мне потом будет интересно или нужно читать, что я там написала.

В конце концов, этот проект умер, потому что усилия, которые я тратила на его реализацию, не стоили того, что я от него получала, в смысле решения поставленной задачи. Да и сама задача потеряла свою актуальность. На настоящий момент я понимаю, что при другом подходе (если поставить другие задачи), такая форма как ведение дневника может быть полезной. <…>

Изменение моих представлений о Мире.
Честно говоря, я для себя пока не фиксировала, как менялись мои представления о Мире, о том, как он устроен. Вероятно, потому, что отдельно не задумывалась на эту тему – все больше думала про себя и о себе. И четкого своего понимания, что есть Мир, у меня пока тоже нет. Разве что есть такая догадка, что Мир для каждого человека есть что-то свое, что Мир у каждого свой, тот, который он себе построил так, как он захотел. Причем она не основана на своем личном опыте и каких-то своих рассуждениях. В чем-то она мне кажется правильной, но, чувствую, что я это не понимаю до конца, потому что я об этом просто не думала.

Изменение моих представлений о себе и своих возможностях.
На самом деле я начала про себя задумываться сравнительно недавно – не раньше начала 9-го класса. До этого, насколько я помню, реально не приходилось оценивать себя, свои возможности – я просто не попадала в ситуации, где я бы поняла, что не могу чего-то (ну, наверняка было что-то, но я не помню об этом, вероятно, это было несущественно). Начиная с игры сентября 1999 года (это для меня своеобразная точка отсчета), начали появляться ситуации, когда я стала понимать свою несостоятельность в чем-то. И тогда я уже после каждый раз стала фиксировать то, что не получается. А реально оценить свои возможности перед участием в каком-либо мероприятии получается не всегда, причем я чаще себя переоцениваю, чем недооцениваю и поэтому получается, что я могу не подготовиться к какому-либо мероприятию и вследствие этого не сделать все настолько хорошо, как могла бы. Поэтому я все же стараюсь быть осторожнее в этом плане.

Еще я думаю, что у меня есть какие-то возможности, о которых я пока не знаю. И, может быть, если мне на самом деле что-то очень сильно надо будет, то я смогу сделать что угодно, если на самом деле решу, что мне это нужно. <…>

Мое отношение к самому проекту. На мой взгляд, это хорошая форма в том смысле, что она помогает осмыслить то, что со мной происходило и отследить то, что и благодаря чему во мне менялось. Таким образом, можно просто привести в определенный порядок то, что происходит в голове по этому поводу, лучше понять себя, по-другому оценить опять-таки себя, окружающее, мероприятия, в которых я участвовала. (Я поняла, что ценность многого можно реально понять только через некоторое время.) С другой стороны, у меня есть ощущение, что что-то еще осталось за бортом, то есть что-то из моего движения сюда не попало, буду думать, что.

МАРИ. Девушка XXI века, ведущая дневник. Для барышень XIX это было привычным занятием, а сейчас-то, когда столько психотехник самопознания... А ведь работает это старинное средство. От формальных описаний "что случилось за день" Мари "вдруг" переходит к записи чувств и размышлений. И когда решает какую-то внутреннюю проблему, дневник уже становится ненужным. Но он наверняка хранится, и кто знает, какие открытия самой себя сделает Мари, став совсем взрослой. Вообще-то в дневниках есть что-то магическое, они способны изменить судьбу. Вот пример из личного опыта.

Мы, студенты географического факультета, поехали на первую дальнюю практику — на Кольский полуостров. И в порядке приказа нам было велено вести дневники практики. Природное упрямство не позволяло смириться с таким насилием, и я стала вести сатирический дневник.

Реакция преподавательницы поразила: она искренне смеялась и посоветовала одну из глав послать в газету – как статью. Тут я послушалась, и статья была напечатана, и через некоторое время меня пригласили в штат. И двадцать три года я проработала в газете "Советская молодежь", и никогда не жалела о выборе. Возможно, и Мари ее заброшенный дневник принесет еще сюрприз.

Учащийся 3

Если говорить и рассуждать о своих изменениях в жизни, то сразу могу сказать, что хорошо и четко сохранились воспоминания только примерно с шестого-седьмого класса. Поэтому говорить буду об этом периоде времени.

Начну я о своих изменениях в проектировании. Понятие у меня начало формироваться где-то с седьмого класса, когда у меня была первая оргдеятельностная игра. <…> Сейчас я уже в девятом классе, у меня накопились некоторые способы, навыки и умения для создания проекта. Конечно же, я не могу сказать, что создаю проекты идеально, но все же проектировать смогу. Самый, на мой взгляд, удачный проект, который я создавала – это "Тренинг взаимоотношений в классе". Это был самый ответственный проект, и именно после него я действительно продвинулась в проектировании. После осуществления проекта я даже была консультантом в группе шестого класса, которая также создавала проект.

Теперь скажу пару слов об организации. В общем-то умения организовывать себя и группу закладывались в нас с первого класса. Начиналось все с групповой работы на уроке и делания домашних заданий и доходило до более ответственных мероприятий: как быть руководителем проекта или командиром на сборах. На изменения способов моей организации очень повлиял день самоуправления. День заключался в том, что учащиеся могли спроектировать урок для остальных учащихся и для учителей. Наша группа, которая состояла только из учеников моего класса, проектировали урок физкультуры. Конечно же, физкультура должна была быть не обычная, а развивающая. В тот день я действительно столкнулась с проблемой организации. Дело в том, что мне досталось проводить урок у первого, четвертого и шестого класса. Самым тяжелым оказалось организовать первый класс. Это была просто какая-то катастрофа. Мы абсолютно не могли управлять ими. Плюс ко всему этому у нас произошли травмы и конфликты. В конце дня я поняла, что организовывать первый и шестой класс нужно абсолютно по-разному. До этого я понимала, что разница есть, но она оказалась гораздо большей, чем я ожидала. Дело в том, что у этих классов разные интересы, цели и совершенно разные ценности.

С дебатами я впервые столкнулась в 2000 году, на осенней сессии. Первый раз сыграла в них в восьмом классе. Тогда поняла, что играю я просто отвратительно и с каждым последующим разом я пытаюсь исправляться. По крайней мере, я избавилась от страха просто выходить и докладывать на дебатах – это уже достижение. Да и содержание тоже улучшилось. Хотя бы даже посмотреть на то, как я готовлюсь к дебатам. Сейчас прочитывается много литературы, продумывается кейс (вплоть до каждой фразы, и это все печатается на компьютере), а раньше всего этого не было. Конечно, ошибок у меня много, но для их исправления у меня еще есть время. <…>

Самым значительным событием в моем образовании, я считаю, является мой приход в студию "Эксперимента". Этот приход сюда был не осознанным. В то время мои родители определяли, куда и когда мне ходить. Уже с тех лет я начала развиваться в "Эксперименте" и продолжаю развиваться до сих пор. И мне это нравится. Я думаю, что студия и была моей первой стадией образования.

Вообще люди могут изменяться очень быстро и часто. Это зависит от многих факторов. Как, например, общество, в котором они живут и общаются. Ведь общество очень влияет на человека. Он смотрит на окружающих, общается с ними, делает соответствующие выводы. Конечно же, человек будет изменяться в лучшую сторону и быстрее, если он постоянно находится в интеллигентном, умном обществе. И еще: развитие, изменение человека главным образом зависит от его собственных желаний, целей и возможностей. Без этого – никуда.

ОДРИ очень интересно рассказывает о новой ступеньке в своей социализации. "За последние два года у меня изменилось представление об окружающих". Лицом к лицу я столкнулась с завистью, местью, а затем лицемерием". Только в юношеском возрасте с ней произошло то, что с большинством людей происходит в детстве. Одри – ребенок "Эксперимента", ее водили в дошкольную студию, и это могло быть одной из причин, что реальная жестокость жизни долго обходила ее стороной. И сегодня она делает необходимый шаг во взрослость: "Вести себя надо очень осторожно. Знать, кому следует что-то говорить, а от кого надо бы и придержать это". Но даже взрослые не все ставят перед собой цель говорить с каждым на его языке. Ранее по тексту Одри рассказывает о Дне самоуправления. "Мне досталось проводить урок у первого, четвертого и шестого классов. Это была просто какая-то катастрофа. Мы абсолютно не могли управлять ими. В конце дня я поняла, что организовать первый и шестой класс надо абсолютно по-разному. Дело в том, что у этих классов разные интересы, цели и совершенно разные ценности". Это – вывод, проверенный практикой. Это отличная подготовка к успешности личности: понимание, что у каждого человека разные интересы, цели и совершенно разные ценности.

Учащийся 4

Вот уже 10-й год каждый день я попадаю в пространство (школу), где я получаю предметные знания и тренирую разные навыки – от решения уравнений до анализа литературных произведений. Этот процесс проходит равномерно и не вносит кардинальных изменений в моё развитие.

Однако примерно раз в четыре месяца в "Эксперименте" происходят организационно-деятельностные игры, сессии, тренинги и другие мероприятия. Каждое из таких мероприятий очень четко демонстрирует мне: то, что я получаю на обычных занятиях, не позволяет мне качественно изменяться, развиваться, решать образовательные и личностные проблемы и выполнять связанные с этим задачи. Если описать это более конкретно, то при решении поставленных задач, связанных с проектированием, групповой работой, анализом, рефлексией и разработкой каких-либо методов, я сталкиваюсь с большими трудностями, без преодоления которых я не могу решить данную мне задачу. На этом этапе я пытаюсь выделить существующие проблемы. Например, проблема отсутствия силы воли, из-за которой я иногда не начинаю решать проблему, или отсутствие способов и практики групповой работы.

Большинство возникающих проблем было невозможно решить во время игр, и я начинал проектировать в не игровое время. Одна из самых больших проблем заключается в том, что "игровое настроение" (ярое стремление развиваться и разбираться в себе) очень быстро улетучивалось и проектирование заканчивалось (или забывалось). В итоге проблемы оставались. Точную причину такого "феномена забывчивости" я не могу установить. У меня есть несколько версий.

Одна версия заключается в том, что на игре существование проблем проявляется очень четко, что связано с необходимостью самому выполнять сложные задачи, а когда необходимость пропадает, то пропадает (снижается) актуальность решения этих проблем. Но, когда необходимость снова появляется, то проблема все еще остается нерешенной. Так, например, происходит с необходимостью публичного выступления, что у меня крайне плохо получается. При появлении такой необходимости я начинаю её избегать. После того как я выступил (если это произошло), я выделяю множество ошибок, которые надо исправлять и ищу способы исправления. Но поскольку выступать мне надо не так часто, то через неделю я перестаю упражняться. В итоге при последующем выступлении возникает такой эффект, как страх перед возможностью совершить те же самые ошибки. Такой страх очень сильно тормозит мою работу над публичным выступлением.

Я думаю, что вполне понятно, что такую ситуацию нельзя допускать, т.к. это противоположно развитию, а ценность развития была не только осознана мной как одна из первостепенных в моей жизни, но и, в определенном смысле, была "привита" мне на подсознательном уровне. То есть, даже если эту ценность заслоняют другие ценности или если ценности вообще затуманиваются, то через некоторое время я вспоминаю про эту ценность, и если к этому моменту мои реальные действия не совпадают с моими мыслями, желаниями и ценностями, то у меня возникает депрессивное состояние, которое в итоге заставляет меня переходить к действиям.

Однако тут возникают сложные вопросы. Может ли актуальность появляться или исчезать в зависимости от ситуации или такое явление нельзя назвать актуальностью, потому что актуальность чего-либо или есть всегда, или возникают "иллюзии актуальности", которые для моей всей, общей деятельности ни представляют ценности. Сам я не могу ответить на этот вопрос, но уверен, что решение любых моих проблем, связанных с моей деятельностью, очень ценно для меня. Здесь у меня есть вторая версия по поводу "феномена забывчивости". Если все это для меня так актуально, как я это себе представляю, то это значит, что у меня не хватает силы воли, из-за чего я не могу сконцентрироваться на решении проблем и меня все время что-то отвлекает.

В данный момент это главная проблема, с которой мне необходимо разобраться. То есть мне необходимо научиться ставить долгосрочные цели и постоянно контролировать, совпадает ли мое поведение с моими целями и вообще всем, что для меня ценно. Данная проблема была в списке проблем, которые должен был решать мой личный проект, появившийся после февральской игры 2001 года. Условно он назывался "Построение своего образа". Моей целью было создать способ построения текущего и желаемого потенциального образа, а также способы реализации последнего. Мною были выделены разнообразные проблемы, существующие у меня на тот момент. Потом следовало отфильтровать самые актуальные проблемы (я делал это исключительно инстинктивно, поскольку действующего способа не нашел). <…> По непонятным мне сейчас причинам этот проект также был "заброшен". Сейчас я осуществляю очередную попытку восстановить и закончить данный проект.

Кроме выделения конкретных проблем в конкретной деятельности, я считаю, что оргдеятельностые игры, а также семинары по организации мышления и деятельности качественно изменили мое представление о мире и мое отношение ко многим вещам и людям. Я думаю, что это произошло не в какой-то конкретной ситуации, а происходило во время всех игр. Выделить все аспекты этого изменения крайне сложно, но я попробую.

Во-первых, я стал автоматически уделять очень много внимания содержанию в текстах, речах, действиях других людей. Что я, в данном случае, понимаю под содержанием? Я пытаюсь понять, что хочет сказать человек, на основании этого определить его позицию, ценности, цели и отношение к каким-либо объектам. Далее я оцениваю, насколько верна (продуктивна) данная позиция (отношение и др.), пытаюсь найти ошибки и по поводу этих ошибок начинаю строить коммуникацию. Здесь я очень часто сталкиваюсь с проблемой преобразования моих мыслей в доступную для собеседника форму. С этой проблемой я сталкиваюсь всегда, когда начинаю пытаться общаться с людьми на серьезные темы (вроде целей автора книги или своих личных целей, ценностей, способах понимания чего-то, жизненных позициях и т.п). Еще одна проблема, возникающая в такой коммуникации – это формирование собственного мнения, позиции и т.п. Из-за этого в коммуникации я очень часто занимаю позицию "атакующего". То есть я разбираюсь с чужим содержанием, при этом не сформировав своё личное, на чем часто очень сильно теряю.

Во-вторых, я стал очень критично относиться к использованию времени. Я часто пытаюсь ответить на вопрос, зачем я что-то делаю, как это соотносится с моими более общими задачами и целями. К сожалению, это получается не всегда и часто время все-таки тратится на не очень существенные вещи. С этим пунктом также связана такая деталь, что мне стало более интересно использовать "проблемный контекст". Что я имею в виду под проблемным контекстом? Я имею в виду, что при написании/чтении сочинений, эссе, литературных или научных текстов, в разговоре с другими людьми я пытаюсь показать (или, наоборот, выделить) "скрытую" проблему. Такие проблемы/трудности существуют постоянно, просто они еще не осознаны как проблемы.

Я думаю, что мне так и не удалось полностью выделить, в чем же состояло это изменение. Но я определенно это чувствую при сопоставлении себя с другими людьми и разговоре с ними. Я также пытался обсуждать это с одноклассниками и знакомыми, но в данный момент я больше ничего не могу про это сказать.

Вместе с МИШЕЛЕМ мы совершили интересное интеллектуальное путешествие. "Эксперимент" задает для своих участников определенные законы поведения, и оказывается, что для этого юноши ценность развития не только осознана как одна из первостепенных в жизни, но была "привита" и на подсознательном уровне. И стоит этой ценности "затуманиться", возникает депрессия, но какая неожиданная – она заставляет переходить к действиям. Одна из основ "Эксперимента" – всеобщее равенство в праве на развитие. Но каждый уникален, отсюда и неповторимость путей становления личности. Но для осмысленного движения вперед необходимо дойти до самой глубины себя. И не каждый взрослый в состоянии провести анализ собственных недостатков так грамотно и спокойно, как это делает Мишель.
"Я расту". Этих слов Мишель не произносит, но они – суть его индивидуальной учебной траектории
.

Учащийся 5

Я считаю, что я еще человек не достаточно образованный, этот процесс как бы только в своем начале, поэтому мне пока трудно выделить самое значимое событие. Но я могу отметить, что для меня было важно.

Значимый период в моей жизни занимает период моего участия в различного рода и направления Играх.

Это началось в начале седьмого класса. Для меня это было как ступенька на какой-то новый уровень развития, понимания, изменения меня как личности. Для меня открывалось новое поле деятельности – участие в реализации и создании проектов, сессии, посещение занятий "Организация мышления и деятельности" (ОМД) – в котором я могла себя изучать, реализовывать свои идеи, достигать цели, открывать себя с новой, неведомой мне до того момента стороны. Я считаю, что главные мои изменения происходили и продолжают происходить именно в этом промежутке времени, на Играх и между ними, т.е. с начала 7 класса и до настоящего момента.<…>

Насколько я помню, с 1 по 4 класс я находилась в непродуктивной ситуации. У меня было много интересов, целей, но я ничего не делала добровольно, чтобы их достичь. Я была очень стеснительной и нерешительной, поэтому все хранила в душе. Мне было интересно познавать новое, но я не стремилась к этому, я считала, что мне достаточно того, что я усвою. Хотя могу отметить, что в этом периоде времени для меня были созданы очень хорошие условия обучения на всех предметах. Подход учителей к детям был особый. Мы были с учителями на равных, имели право задавать вопросы, вступать в дискуссию, спорить с ними, доказывая свою точку зрения. Нам было не в тягость учиться, потому что нас не заставляли все зубрить, но обращали внимание на то, понимаем мы, о чем идет речь или нет. Нас наводили на нужный путь, и мы должны были сами дойти до нужного ответа, догадаться, сделать открытие. И понять! Самим понять и самим во всем разобраться.

Мне еще нравилось, что уроки проводились в форме игр, групповой работы, дискуссий, устраивались конкурсы и марафоны. Мне была предоставлена возможность развиваться, выводить свои знания, умения и представления на более высокий уровень, и я считаю, что наиболее продуктивной я была в предмете Рисование. Это был, насколько я помню, единственный предмет, в котором я реализовывала себя по всем возможностям. Я участвовала в школьных и районных олимпиадах, международных олимпиадах РО и занимала призовые места. Я научилась не просто владеть техниками рисования, я научилась понимать образы, запечатленные на бумаге, сама их создавать, отображать свои мысли с помощью рисунка так, чтобы окружающие поняли, что я хочу сказать. Мне на самом деле легче воспринимать мир образами. Для меня рисунок – это язык общения, на котором я могу сказать что угодно, показать всему миру свои чувства. И в этом смысле для меня предмет ИЗО очень значимый.

К сожалению, пятый класс для меня был полностью пустым. В какой-то момент я почувствовала безразличие ко всему, пропали интересы, я перестала рисовать. До сих пор не могу понять, что послужило причиной этого. Я занимала позицию человека, которому глубоко безразлично происходящее вокруг, и в этом смысле я многое потеряла. Я сама себя тормозила, и потом было достаточно трудно наверстать упущенные моменты. Это впоследствии отразилось на результате моей деятельности, порождая непонимания, проблемы.

Но это продолжалось недолго. Попав первый раз на Игру про то, что такое текст, в сентябре 7 класса, я узнала, что все, что я писала за семь лет своей учебы, не было текстом. Меня это очень удивило и заинтересовало. Я никогда раньше не подумала бы, что пишу неправильно. Точно так же я могла не заметить важные проблемы, которые могли серьезно на меня повлиять. Я начала задумываться, почему так произошло, почему я раньше этого не увидела. Я попробовала себя проанализировать и поняла, что я ничего не пыталась делать для этого, что нахожусь в ситуации бездействия, и у меня просто не было возможности разобраться. Тогда я пошла на ОМД. На этих занятиях я изучаю и получаю навыки организации себя, своей деятельности, мышления, способы, которые я могу применять в своей жизни и с помощью которых я создаю свою действительность. Применяя навыки, которым я научилась, мои действия становятся более результативными, более организованными, я совершаю меньше ошибок.

Что касается моих личностных изменений, я считаю, что я очень изменилась. Сейчас я научилась оценивать себя реально. Раньше я строила все на своих предположениях, теперь я делаю выводы после результатов совершенных мной действий. Когда я реально вижу, что я могу, что у меня получается, а что нет, только тогда я делаю какую-то оценку, решаю, что мне надо в себе исправлять, чему еще предстоит научиться.

Я считаю, что я стала более самостоятельной. Я знаю, что только я сама создаю свою действительность. Все в моих руках, и никто за меня или для меня ничего делать не будет. Это только в моих интересах. Я понимаю, что мне нужно, что от меня требуют, вижу пользу и последствия своих действий, стала более ответственной.

Я хочу отметить, что теперь мне легче общаться, находить общий язык с людьми, и это меня очень радует. Для меня общение очень много значит. Мне всегда было трудно находиться в обществе, мне было тяжело соответствовать другим, пока я не поняла, что должна быть сама собой. Потому что я – это я, и никто другой.

В этом мне очень помогло участие в играх и олимпиадах. Там у меня была и есть возможность общаться с совершенно разными людьми, разного возраста, разного характера. Я поняла, что каждый человек индивидуален и я тоже. Мне не нужно равняться кому-то. Особенность каждого человека заключается в том, что он не такой как все. Все себя реализуют и совершенствуют так, как они могут и хотят. И я тоже себя реализую и совершенствую. Я хочу сказать, что мне нелегко было тогда прийти к такому мнению. Потому что я вообще человек очень зависимый от других. Мне было трудно самой принимать решение, но я это сделала, и я этим горжусь. Это был важный шаг в моей жизни, и он многое изменил.

КОЗЕТТА – не лидер по рождению. Застенчивая, зависимая от других – так она характеризует себя. Сколько в школах таких девочек, прекрасно рисующих, и только в этих рисунках раскрывается богатый внутренний мир. И что мы видим? Козетта увлечена ОДМ (Организация мышления и деятельности). Не слишком ли большая нагрузка для человека, одаренного образным видением мира? Но ей там интересно, ведь Игра удивительно притягательна для творческих людей. И для них совершенно нормальна реакция принятия критики – если собеседник интересен. Козетта узнает, что до 7-го класса и понятия не имела, что не умеет писать тексты – и никакой обиды – удивление и любопытство.

И уходит тревога, что жизнь может обернуться так, что блистательный внутренний мир будет вытоптан чужаками. Она научилась защищаться и теперь имеет роскошную возможность всегда и во всем быть самой собою. Интересно, как изменились ее рисунки? Вполне возможно, теперь они могут помочь – дать точку опоры – тем, кто одарен, но слаб.

Учащийся 6

Говоря о самом значимом событии в моем образовании, можно утвердительно заметить, что оно отнюдь не одно.

В моей памяти отпечаталось событие 5-го класса, которое послужило началом изменения меня как личности.

Прежде меня можно было видеть частью такого большого механизма, где мне давали задания, указывали на ошибки, и я была вполне довольна своей позицией1, при этом я была довольно самостоятельна, и помощь в выполнении данных заданий мне не требовалась. Меня не особенно заботило мое будущее. Я скорее росла в свое удовольствие, занимаясь тем, что мне было интересно, мало читала, но вела довольно активную деятельность в классе, что в последствии привело к конфликту.

Тогда была устроена большая разборка по поводу моего неадекватного поведения по отношению к моей однокласснице. Именно после этого я начала успешно развиваться и задумываться о своем образовании.

Я стала участвовать в различных школьных мероприятиях, ездить на Международные олимпиады школ развивающего обучения и предпринимать попытки разобраться в том, что мне нравится, чего я хочу добиться в будущем, какой я хочу стать.

Несколько лет позже мне открылись новые возможности.

Стали проводиться оргдеятельностные игры, сборы, проектные недели, где можно проследить мое движение. Я продемонстрирую это на сравнении описаний меня на начальном уровне и последующих.

Первая проектная неделя является для меня стартом к новым родам деятельности, к созданию чего-то нового. Цели я себе поставила следующие: узнать что-то новое про предметы, что не входит в учебную программу, посмотреть, могу ли я организовать работу у детей, могу ли я придумать сценарий, и сформировать команду на сборах, так, чтобы все это почувствовали все члены команды2. И я добилась своих целей, приобретя начальный опыт.

Итак, это был первый шаг, где мне предлагалось испробовать себя в других качествах.

Далее последовала оргдеятельностная игра, в которой была проблематизирована моя личная ситуация бездействия относительно своего развития, и игры роли винтика в механизме школы.

В первые дни игры я уже поняла, что во мне появилось желание решить конкретно, кем я хочу быть относительно профессии, и уже начать готовить материал, связанный с этим3. А также, что мне необходимо поставить задачи на 9-ый класс4, и на все предметы в отдельности.5

Движимая энтузиазмом игры, я намеревалась в скором будущем осуществить мои замыслы, чтобы впредь учиться осмысленно, понимая, на какие учебные предметы следует сделать упор, а в каких ограничиться освоением основной школьной программы.

Но позже, в том же классе, у меня возникли трудности с некоторыми предметами. Тогда я это объясняла неправильным распределением времени, невнимательностью на уроках и переутомлением6. Игра закончилась, с ней постепенно угас весь мой энтузиазм на дальнейшие месяцы. Для меня опять стало нормальным делать то, что от меня требует педагог, в последующем анализе моей успешности я даже указала на то, что я успешна в выполнении рутинной работы. А значит, мне требовался еще толчок, чтобы двигаться в моем образовании.

Я думаю, что тут есть смысл говорить о моем психологическом состоянии и моих отношениях с окружающими меня людьми7, т.к. это непосредственно повлияло на мою утрату энтузиазма.

Я была (и остаюсь сейчас) успешной в общении с педагогами, практически всегда могла договориться с ними. По моему анализу в 9-ом классе я была неуспешна в общении со своими друзьями, потому что была психически неустойчива, что проявлялось в том, что я могла нагрубить, накричать на них лишь потому, что их мнение не совпадало с моим мнением, и они себя вели не так, как я хотела. Я не умела контролировать свои негативные эмоции и свою речь, и иногда начинала нести чушь. Отсюда появлялись трудности в отношениях. Относительно моей внешкольной деятельности, я не могла доказать своей маме, что мне было необходимо посещать некоторые факультативы. Когда происходило что-то важное для меня, я не могла людям признаться, что я на самом деле чувствовала, поэтому называла какие-то поверхностные причины. Тогда меня это очень волновало, и после я несколько лет размышляла на тему искренности и настоящей дружбы. Но о моих нынешних личностных качествах позже.

Однако к концу 9-го класса ситуация нормализовалась. Я его хорошо окончила, успешно сдала все экзамены, и как я писала, в классе отношения у меня были хорошие, мы взаимно помогали друг другу, но у меня сложилось такое мнение, что, если я бы не работала с некоторыми одноклассниками, то у нас бы испортились отношения8.

В этом же году я поставила себе цели и задачи на 10-ый класс9: найти отличия в образовании основной школы и средней по содержанию и по форме преподавания. Также в процессе образования я намеревалась выделять трудности в разных областях и работать с ними, развивать способности работать в коллективе, зафиксировать мою индивидуальную траекторию, (что я сейчас и реализовала), научиться проектировать и доказывать свою точку зрения. Тогда я еще создала свой образ, образ порядочного человека и деловой женщины. В него я включила и желание быть способной к анализу и рефлексии, и знание тонкой психологии людей, а также умение выбрать правильную литературу для чтения. К таким качествам я стремлюсь и сейчас, ведь на это требуется много времени, тем более что нет предела совершенству.

Далее меня ожидала осенняя сессия, где у меня была возможность поучаствовать в разных проектах. До этого я себя пробовала в качестве организатора в разных группах. Тем более, я участвовала в занятиях и семинарах по поводу роли организатора и была одной из тех, кто создавал проект по этому поводу, о котором я расскажу чуть позже. Поэтому я уже имела опыт организации и проектирования до осенней сессии.

Участвуя в одном проекте разработки критериев оценки письменных текстов, я поняла, что меня не устраивала тогдашняя организация в классе10, и мне хотелось занять место организатора и изменить ход работы. Это было уже то время, когда я разобралась в функциях организатора и возможных способах работы. Работа в проектах принесла мне много плодов. <…>

Теперь я возвращусь к осенней сессии и к одному интересному проекту под названием "Дебаты на личные темы".

С чего все началось. Был 8-ой класс, и я тогда узнала о такой увлекательной форме игры, как дебаты. Я очень сильно увлеклась этим, потому что это давало возможность публично выступать, доказывать свою точку зрения, учиться работать на месте и многое другое. Именно начав играть в дебаты, я обнаружила у себя проблему публичного выступления. Несколько лет я не могла понять причину волнения при произнесении речи, и дошла до того, что я волнуюсь только тогда, когда не знаю, что сказать, тогда я впадаю в панику и не могу собраться. Для решения этой проблемы и был создан вышеуказанный проект, которому не суждено было решить проблему.

Суть заключалась в том, что, играя на волнующие нас темы, мы смогли перейти к темам нейтральным, к нам лично не относящимся. И оказалось, что о личном мне было гораздо сложнее говорить, чем о чем-то другом, поэтому я не захотела развивать эту идею далее. На той сессии я еще судила игры11, что дало мне хорошую практику, как формулировать свои мысли и четко объяснять свою позицию командам. Для себя я тогда отметила, что перед своими сверстниками я говорила уверенно, структурировано, знала, что сказать каждому, разделяла, что относится к содержанию, что к форме. Я как бы увидела себя со стороны, ведь смотреть дебаты – нечто иное, чем в них играть самому. И поняла, что не обладала достаточным красноречием, не умела работать по ходу, говорила слишком сжато и давала мало объяснений.

Мне удалось еще поучаствовать в Интернет дебатах, когда нам требовалось писать тексты, что давало возможность развивать способность четко выражать свои суждения в письменном виде. Это было очень интересно. Я довольно успешна в написании текстов, более успешна, нежели в устной речи, которую мне необходимо на данный момент усиленно развивать. <…>

За все эти годы ход моего мышления, естественно, изменялся. И проанализировав, я поняла, что, во-первых, научилась все "раскладывать по полочкам", когда раньше у меня вся рефлексия сваливалась в один поток мыслей, чувств, суждений и образов. Теперь я это по возможности разграничиваю. Я более четко и ясно излагаю свои мысли. Моя рефлексия становится более структурированной и больше освещает вопрос причин моих затруднений или успехов. Я научилась концентрироваться на какой-то определенной идее или мысли, и, соответственно, излагать ее развернуто и основательно. В рефлексии присутствуют мои дальнейшие шаги, без чего текст не является рефлексией. Поэтому ранее я лишь проводила детальный анализ.

За все эти годы я прошла довольно долгий путь, прежде чем стала такой, какой я на данный момент являюсь.

Изменения моих личностных качеств довольно сильно ощутимы. Я научилась контролировать свои негативные эмоции, которые так сильно затрудняли мне отношения с людьми в предыдущие годы. Я стала гораздо смелее и инициативнее, поняв, что только так можно чего-то добиться, а не ждать у моря погоды. Я давно уже поняла, что, если я сама не начну действовать, то никто и не подумает это сделать за меня. Очень сложно, конечно, отследить, когда во мне изменились чисто человеческие качества. Мало сказать, что я стала спокойнее и добрее относиться к людям. Помню момент, когда я перестала людей разделять на тех, кто мне нравится, кто не нравится. Для меня стало истинно то, что в каждом человеке можно найти что-то хорошее, и я согласна с Галилеем в том суждении, что он никогда не встречал настолько глупого человека, у которого нечему научиться. В этом плане интереснее искать в каждом что-то новое и оригинальное для себя. Во мне появилась какая-то терпимость к людям, и способность их понимать. Дружба для меня много значит, но у меня постоянно происходит переоценка ценностей, и порой я не могу остановиться на чем-то одном. На меня еще очень влияет разная художественная литература, начиная с В. Гюго и Р. Баха, и заканчивая Камю и Стругацкими. И чем больше я думаю о мире в целом и о моих ценностях в нем, тем дальше я ухожу от того, как бы я реально хотела действовать в жизни. Возможностей у меня много. Я теперь понимаю, что, если я чего-то очень захочу добиться, то я это смогу. Только главная трудность и заключается в том, чтобы определить, чего же я желаю сотворить в этом мире.

Очень важной составляющей в моем общем развитии является такое замечательное мероприятие, как сборы. Но этого места творчества было мало. Я теперь понимаю, что интеллектуальная составляющая школы была приоритетной, а настоящего творчества было меньше.

Сборы – это кладезь средств, и у меня неоднократно была возможность проявить себя в роле командира, или, по крайней мере, человека, который играл бы одну из главных ролей в становлении настоящей команды. Меня всегда в команде интересовали человеческие, теплые отношения между членами команды, и все время я старалась добиться именно этого. Так что порой приходилось жертвовать результатом. Но только после прошествия многих сборов я поняла, что этого все-таки мало для целей координатора в команде. Для меня сборы являются местом как реализации себя, так и, безусловно, приобретения новых приятелей. Когда-то за счет сборов я поняла, что не следует делать поспешных выводов о человеке по изучению его внешности.

На сборах я почерпнула знания о разных конфликтах, что не менее важно, чем сплочение команды. На 1-ых сборах я помню, что в основном обращала внимание на команду, а теперь меня еще очень сильно интересует общий дух сборов, межкомандные отношения, я стала шире смотреть на вещи. Также убедилась в том, что все относительно и что, прежде чем принимать какие-либо важные решения, осуждать кого-то или делать какие-либо действия, нужно проанализировать ситуацию и посмотреть на нее со всех сторон. <…>

Когда я стала посещать занятия по йоге, меня заинтересовала восточная культура. Но восточное мировоззрение кардинально отличается от европейского и русского, поэтому мне трудно разобраться, во что я по-настоящему верю. Но это даже шанс посмотреть на мир другими глазами и ощутить, о чем незнающий человек даже и не подозревает. Это также побуждает прислушиваться к себе и лучше относиться к людям. Еще это избавило от вечных переутомлений, которые мешали мне заниматься тем, что я хочу и сколько мне надо.

Я стала более жизнерадостной и веселой. Я, можно сказать, нашла свое я. <…>

ЖЕНЕВЬЕВА: "Я стала более жизнерадостной и веселой. Я, можно сказать, нашла свое я". Это позиция зрелого человека. Через многое прошедшего, много умеющего. И жизнерадостность – один из признаков состоявшейся личности. "Чайка..." Р. Баха написана для таких людей. Не только стремление летать все выше и выше. Но непременно – вернуться к стае, где главная ценность – быть как все, и найти похожих на себя, и увести за собой. И никакой юношеской спеси. И это спокойное: "Я согласна с Галилеем в том суждении, что он никогда не встречал настолько глупого человека, у которого нечему научиться".

Вот она, истинная элитарность. За нее заплачено полной мерой – каждодневным серьезным трудом. И постоянным переутомлением, которое мешало заниматься тем, что хочется, и сколько ей надо. Но Женевьева уже нашла "лекарство" и от переутомления. У Женевьевы все данные лидера для взрослой жизни, она сумеет вырастить блистательную команду, и мир вокруг переменится к лучшему.

Учащийся 7

Самое значимое событие в моем образовании

Я не могу выделить какое-то конкретное, одно, самое значимое событие в моем образовании, я выделяю два.

Первое – разборка в 5-ом классе.

Я уже сейчас точно не помню, что было во мне, какая я была, и что изменилось. Я и тогда, наверное, этого не понимала, но все-таки я хотя бы тогда поняла, что то, что я делала, плохо. Для начала и такого понимания достаточно, хотя бы было ясно, что больше я такого делать не буду. Если отвечать на вопрос, что именно было плохо, то раньше я бы сказала, что плохо было, что я так поступила, но сейчас я считаю, что хуже было то, что я просто не понимала, что никакие отношения нельзя наладить и никакие проблемы нельзя решить, используя физическую силу. <…> Было понятно, что больше я бить никого не буду, к людям старалась относиться с большей добротой и пониманием, и больше думать над тем, что я делаю и что после этого будет.

А вторым событием был 9-ый класс. Я не могу выделить что-то одно в этом классе, но могу рассказать, что за чем происходило. Началом была игра в начале года. Там я уже начала задумываться над собой, но еще не достаточно серьезно. Но, как говорится, процесс пошел. Вторая половина 9-ого класса была более "плодородной", и в ней я бы выделила февральскую игру, т.к. на этой игре я впервые для себя сформулировала свои недостатки, боязнь чужого и своего мнения о себе, его изменений, неуверенность в себе, боязнь публичного выступления… Эту игру я выделяю как точку фиксации того, что было перечислено выше, фиксации осознанной, за которую я уже несу ответственность, фиксации в письменной форме, надежной фиксации. Ведь это уже после такой фиксации со всем этим стало возможно разбираться и работать. <…>

Изменение моих мыслительных и деятельностных способностей

Я буду отвечать на вопрос, как менялись вопросы для анализа, которые я себе ставила, т.к. я не очень хорошо различаю рефлексию и анализ и не могу провести между ними границу. Зато я точно знаю, что это есть, по крайней мере, анализ.

Сначала я отвечала на вопросы: Что понравилось \ не понравилось? Потом к ним прибавились вопросы: что получилось \ не получилось? После этих вопросов шел вопрос – почему?, но на него не всегда давался ответ или ответ был не полным, отрывочным. Основания почти не были положены, и анализ скорее был похож просто на перечисление фактов, ещё мешало то, что не всегда хочется находить свои ошибки и недостатки, это не очень приятно. Теперь я задаю вопрос "почему" и отношусь к нему серьезно, стараюсь смотреть как можно глубже, чтобы как можно лучше понимать, что и почему со мной происходит, и что я для этого делаю. Прибавляются и вопросы о том, какие мои ошибки, трудности, проблемы, неуспешность. К тому же, мой анализ стал шире. Если раньше он заключался на мне как чем-то обособленном и был о том, как и что делаю я, то сейчас, кроме понимания себя, я хочу понять и других, и мою связь с другими людьми. Я смотрю, что делают другие, сравниваю это с собой, думаю, как бы я действовала в их ситуации, пытаюсь понять основания их действий. Теперь я пытаюсь понять себя вместе с тем, что меня окружает. Еще к моему анализу прибавились вопросы о том, что я буду делать дальше со всем тем, что я выделила. Это самое сложное – понять, что надо делать дальше, и ещё сложнее всё это сделать. <…>

Изменение моих представлений о Мире

Мою жизнь трудно назвать сложной, в ней не было никаких больших трагедий и переворотов, поэтому у меня всегда есть чувство, что все будут хорошо. Только раньше я считала, что будет хорошо в любом случае, т. к. так надо и просто не может быть иначе, так жизнь устроена. Теперь же я понимаю, что все будет хорошо, но уже не от того, что кто-то это устроил, а только в том случае, если так сделаю я, что все зависит от меня и я должна для этого трудиться. Но чувство, что всё будет хорошо, есть не всегда...

Иногда, когда я думаю про других людей, смотрю новости, читаю книги и газеты, чувство уверенности в завтрашнем дне и в том, что происходит сейчас, пропадает, и я понимаю, как всё это зыбко. Когда-то мне казалось, что всё так правильно устроено, что всё так замечательно, так логично, а теперь так часто приходится убеждаться, что всё не понятно, многое просто абсурдно и противоречиво и что вообще просто не может быть ничего правильного. Когда-то казалось, что всё строится и улучшается, а оказывается, что ещё что-то и разрушается, а в последнее время вообще не понять, что происходит чаще, да и вряд ли эти процессы можно отделить один от другого. Вообще я начинаю понимать, что в мире много боли, печали и разочарований, всего того, что так искусно описано в книжках и показано в фильмах и во что не хочешь верить и про что говоришь себе: "это просто книжки, просто художественный вымысел, такого не может произойти". А, оказывается, может и даже такое, чего и в книжках не прочитаешь. И тогда начинаешь осознавать, что мир, где я живу, не вымысел и не прекрасная сказка, а реальность и порой очень суровая, к счастью, пока ещё все эти суровости меня обходили и надо надеяться на лучшее, но я знаю, что есть вещи, которых невозможно избежать. Еще раньше я считала, что Мир для меня, и что все движется только в одну сторону, ко мне. Теперь я чувствую, осознаю свою связь с Миром. Это, конечно, не значит, что Мир не для меня, но зато это еще значит, что я для Мира, что мы взаимосвязаны, что у нас есть какие-то отношения. И нельзя себя от него отделить. Теперь я понимаю, что надо делать что-то для всех, также как и все делают что-то для меня.

Изменение моих представлений о себе и своих возможностях

Про себя. Раньше всегда было такое представление, что я – что-то очень большое, очень важное, очень значимое, и теперь такое чувство тоже часто появляется, а потом посмотришь вокруг и видишь, что таких – очень больших, очень важных и очень значимых существ огромное множество вокруг меня. У них тоже есть своя особая жизнь, свой особый мир, который никто, кроме них самих, не поймёт, такой же особенный как мой, который тоже смогу понять только я, если вообще смогу.

Про возможности. Я считала, что я все могу, я все умею, а если чего-то не могу, то и не надо. И, исходя из этого, я считала, что все остальные тоже должны это про меня понимать, и потому я не понимала, как это люди не видят, что я могу. Но проходили игры, олимпиады, дебаты и просто уроки, и я понимала, что есть множество вещей, которые я не могу, а другие могут. И мне каждый раз было очень обидно опять убеждаться в этом. Теперь я вижу, что не могу многого, но отношусь к этому как не к тому, что навсегда утрачено, а как к тому, чего еще можно добиться, если сильно того хотеть и работать над этим. <…>

МИРЕЙ – человек растущий, и растущий быстро. От детской уверенности, что мир добрый и замечательный, а все плохое придумывают авторы книг, до некоторой растерянности, что бывает даже хуже, чем в книжках. Ей повезло – детство было беспечальным и защищенным. Но вот что отлично – она не испугана более взрослым восприятием этого жесткого мира. И она уже переступила через обиду, что есть множество вещей, которые могут другие, но не она. "Теперь я отношусь к этому как не к тому, что навсегда утрачено, а как к тому, чего еще можно добиться, если сильно того хотеть и работать над этим". Она добилась внутреннего равновесия между "хочу" и "могу". И она готова день за днем серьезно работать, чтобы заработать истинную себя. Удачи, Мирей!

Учащийся 8

Самое значимое событие в моем образовании

Не думаю, что сейчас, еще не закончив школу и не пожив полноценной взрослой жизнью, я могу это оценить, но все же одним из самых значимых событий в моем образовании была моя первая Олимпиада РО. Если считать начало самым важным. Просто для меня, как я сейчас помню, очень важно было понять, что кто-то в меня верит (наверное, чтобы и самой поверить в себя). Олимпиада была моим шансом, который у меня получилось использовать. Потом уже легче: люди понимают, что Ты что-то можешь, и Тебе не нужно доказывать это еще раз. Ты можешь это подтверждать или не подтверждать, но Тебе уже не нужно как в первый раз бороться за эти привилегированные места тех, в кого верят. Когда на Тебя надеются – проще делать, но сделать так, чтобы в Тебя верили и на Тебя надеялись – это важно, это очень важно и сложно. Хотя, сейчас я уже не помню, испытывала ли я тогда трудности. Я не думала, что выиграю, просто хотелось делать то, что я люблю. А я люблю рисовать. Итак, это была Олимпиада РО. После нее я поверила в себя, благодаря тому, что поверили в меня. Были и другие значимые события, уже как бы впоследствии, например: игры, дебаты, другие Олимпиады, Сборы и т.д.

История моих изменений

В классе 5-ом, может быть чуть раньше я начала нормально учиться. Кстати, по математике, во что не поверил бы мой нынешний учительJ . Сначала математика, потом как-то все подтянулось. Потом Олимпиада. Потом староста класса и пошло – поехало. У меня больше не было времени ничего не делать. Было много всяких изменений, не думаю, что смогу восстановить (что из-за чего и после чего), но могу попробовать разделить эти изменения. Одни касаются моих личностных качеств, как менялась я сама, в плане понимания людей, в плане дружбы, любви, добра... и это не происходило тогда, когда учителя старались быть идеальными учителями, а тогда, когда они соглашались быть простыми людьми. И не скрывали этогоJ . А еще были несомненно важные изменения, происходившие после усердных занятий, когда понимаешь, как чего-то добиваться, как становиться разумнее. Как стать успешнее. После того, как учителя еще раз доказывают, что они истинные учителя.

Изменение моих мыслительных и деятельных способностей

Рефлексивных
Не замечала никогда, как они изменялись. Хотя сейчас, читая мои Re* за 8-ой класс, понимаю, что писать я стала подробнее, и честнее (иногда). А иногда и безответственнее. Потому, что сама стала безответственнее...

Проектировочных
Первым проектом, как я помню, для меня была наша с Ирой Емельяновой команда на фестивале. Поняла тогда, что планирование – это хороший инструмент. Потом начала этому учится. <…>

Изменение моих представлений о Мире

Ну, как можно задавать такие общие вопросы????? Очень сильно и кардинально менялись!!!!!!!
Изменение моих представлений о себе и своих возможностях. Аналогично!!!!!!

Изменение моих личностных качеств

Чем больше я понимаю, тем больше мне открывается новых возможностей. Чем больше я понимаю, тем отчётливее вижу, что не знаю ничего. Это, пожалуй, то, что я положила, в копилку моих личностных качеств – чувство, что границ нет. Только нужно захотеть.

ЖАКЛИН. Сразу виден человек, взращенный "Экспериментом". Желание и смелость спорить с авторами проекта "Индивидуальные учебные траектории". На вопрос "изменение моих представлений о мире" – возмущенное – "Ну, как можно задавать такие общие вопросы?????" Именно так – с пятью вопросительными знаками. Вот они, плоды просвещения! У меня самой наступает некоторый мандраж, когда надо брать интервью у учеников и учителей "Эксперимента". Даже с президентом Академии наук беседовать легче. А здесь тебе тут же дадут понять, что вопрос слишком общий и им неинтересный. И при этом у Жаклин суждение, достойное мудрецов: "Чем больше я понимаю, тем отчетливей вижу, что не знаю ничего". И это не основание для печали, а залог жизнерадостности – сколько еще интересного предстоит! Пусть эта черта навсегда останется в этой девушке. Пусть она живет полным ритмом своего единственного бытия!

Учащийся 9

Наверное, самое знаменательное событие – это то, что родители отправили меня в "Эксперимент", ведь если бы я учился в традиционной школе, то меня б сломали и я замкнулся бы в себе; хотя, вряд ли это бы случилось, так как я не люблю мириться с тем, что мне не нравится, я часто спрашиваю: "Почему, зачем, как?". <…>

Мне трудно говорить об "Эксперименте", так как я не учился где-либо еще, я не могу сравнивать, я пока затрудняюсь выделить "фишку" "Эксперимента". Но когда я попадаю в не экспериментальную среду, общество, то я понимаю, что они очень отличаются от меня, или я отличаюсь от них. Мне приходилось организовывать групповую работу в "другом обществе" по правилам ее организации (работы), члены группы смотрели на меня большими глазами и не понимали, зачем это. В принципе этому их и не учили, но в результате другие группы плохо справились с заданием. В "Эксперименте" я развиваюсь, мои лидерские и творческие силы растут. Конечно, если человек не имеет задатков, талантов, то ничего не получится. Но в "Эксперименте" с раннего детства выделяют потенциал и направляют человека в нужное русло. Мне здесь дают пространство для творчества, где я могу пробовать, ошибаться, получать опыт, оценить свои возможности, исправить недостатки. Этот процесс происходит постоянно.

Что касается истории моих изменений, то я – самое важное, интересное стало происходить с 7 класса. Тогда была первая игра.... Тогда я въехал в игру, почувствовал ее. Я узнал, что там есть пространство для своих проектов. Проекты помогали разрешить волнующие меня проблемы, плюс я обучался разным способам работы. Это был старт. <…>

Рефлексия, одновременно пугает и восхищает. Во время первых попыток рефлексии я пытался скопировать старшеклассников, но не понимал, про что они говорили. И, как правило, у детей получалось похожая "рефлексия". Шли годы, и моя рефлексия становилась рефлексией. Главное – я понял, зачем она и что она дает. Во многом рефлексия зависит от способностей человека, от его психологического настроения и типа. Я отношу себя к не любящим держать в себе. Я говорю про важные для меня вещи и события и пытаюсь быть откровенным. Потом я даю объяснение, почему произошло так, но я не знаю, как я это делаю. На мой взгляд, рефлексировать у меня получается неплохо. <…>

Преимущество "Эксперимента" в том, что здесь меня учат: почему, зачем и как. Здесь есть важные предметы, которые тебя учат мыслить творчески и понятийно. Организовывают мышление и деятельность. Игра, которая обучает почти всему сразу. Психология, без которой в дальнейшем в мировом обществе будет трудно. В идеале "Эксперимент" делает лидеров, людей, которые будут руководить, но есть, кто таскает стулья, и есть, кто этим руководит. Это жизненный факт. <…>

В последнее время я понимаю, что в мире все относительно: то, что было важно для меня вчера, сегодня уже не актуально. <…> Раньше я жил как живется, не задумываясь, теперь, наверное, я взрослею и пытаюсь осмыслить все: почему, зачем и как. Трудно найти среди сверстников вне "Эксперимента" достойного собеседника.

Я благодарю своих родителей, которые отвели меня в "Эксперимент". Судя по рассказам моих друзей, у меня гораздо интереснее в школе, чем у них, хотя и труднее. <…>

ЖАК поднимает очень интересную проблему – отношения учащихся "Эксперимента" с ровесниками из других школ. Опросы показывают, что у младших конфликтов не возникает – дети "Эксперимента" очень психологически пластичны, любознательны и легко находят друзей вне школы. Конечно, в подростковом возрасте все сложнее. Похоже, Жак не раз пытался доказать свое лидерство, но его не понимали и отказывались подчиняться. Очень любопытно он формулирует: "В идеале "Эксперимент" делает лидеров, людей, которые будут руководить, но есть, кто таскает стулья, и есть, кто этим руководит. Это жизненный факт". Вспоминается более удачный опыт лидерства – когда Том Сойер красил забор. Ему удалось доказать престижность этого занятия и от желающих трудиться под его руководством отбоя не было.

Жаку трудно найти среди сверстников вне "Эксперимента" достойного собеседника. Ему еще предстоит научиться сосуществовать с обществом, каким бы оно ни было. В самом начале "Эксперимента" была заложена мысль о подготовке лидеров, и, естественно, подростку это льстит. Очень хорошо, что проблема неприятия его как лидера встала перед Жаком сейчас, а не после окончания школы.

Еще время, еще есть рядом те, кто поможет подняться на еще одну ступеньку

социализации. И, прежде всего, понять, как важно увидеть в них личности, способные на большее, чем таскание стульев.

Учащийся 10

Начну я с самого значимого события в моей жизни. Самые сильные изменения произошли со мной в результате "Игры про будущее". Участие в этой "Игре" было для меня большой неожиданностью (она проводилась для учеников более старших классов, чем тот, в котором была я). Расскажу все по порядку. До "Игры" я очень сильно зависела от мнения окружающих меня людей. Я никуда не могла пойти одна, от этого я испытывала дискомфорт, я не всегда делала то, что хотела, оказаться в пространстве "Игры" одной (я имею в виду без одноклассников, к которым привыкла) казалось мне просто ужасным. Я смогла приложить серьезное волевое усилие, заставив себя согласиться на участие в "Игре". Уже тогда я решила, что как-нибудь протяну эти шесть (если я не ошибаюсь) дней, свою роль сыграли природное упрямство и тщеславие, ведь из моего класса я пошла туда единственная. Мне пришлось приспособиться и начать общаться с другими людьми, работать, по сути, в любом коллективе. Решения мне приходилось принимать самостоятельно (а не советуясь с кем-либо), решать, какой проект более важен для меня и т.д.

Я впервые в жизни почувствовала себя полностью самостоятельной и ни от кого не зависящей. Это был очень важный для меня переломный момент. На этом польза "Игры" далеко не заканчивается. Я узнала, как нужно строить образ себя в будущем, и, более того, я смогла построить его. Ко всему, я узнала понятие личности человека. Поставила себе цели, к достижению которых я буду стремиться на протяжении всей жизни. Это:
1) достичь своего образа;
2) стать личностью (по понятию Давыдова).

Теперь все мои действия направлены на достижение этих серьезных целей, я точно знаю, чего хочу. Я стала решительной, настойчивой, достигающей тех результатов, которые заранее запланированы мной. После "Игры" я стала совершенно новым человеком.

Также мне хочется отметить тот день, когда я впервые решила сыграть в игру "Дебаты". У меня была довольно типичная проблема – боязнь публичных выступлений. Большая аудитория, огромный зал, эхо – все это нагоняло на меня ужас. И вот, на сессии "Эксперимента" "Осень 2000" я впервые узнала, что такое дебаты. Опять же, я смогла посмотреть в лицо своему страху и выйти перед большой аудиторией. С тех пор я больше никогда не боялась выступать. Более того, теперь я получаю от выступлений громадное удовольствие, с нетерпением жду этой возможности. Доказательством моего продвижения в ораторском искусстве являлась победа (в прошлом году) на олимпиаде по литературе (отделения устного тура). Успех лишь стимулировал мое дальнейшее продвижение вперед в этой области. Я перечитала большое количество книг по риторике и построению текстов. И на данный момент я продолжаю старательно совершенствовать себя.

Теперь я перейду к изменению моих рефлексивных способностей.

Для того, чтобы в дальнейшем ситуация была более четкой, мне придется написать небольшое предисловие о 6 и 7 классе. Тогда мне было лет 12-13. У нас впервые появился "семинар по праву".

Эти занятия меня просто приводили в ужас. Я ничего не понимала, не знала, чего от меня хотят, все, что нам рассказывал преподаватель (Сергей Трудославович) казалось мне чем-то заоблачным, запредельным. Все мои попытки написать рефлексию сводились к некому "крику души" о том, что я ничего не могу понять. <…>

Я перечитала все свои рефлексии за последние три года. Прогресс на лицо. Каждая последующая работа была на уровень выше, чем предыдущая. В восьмом классе, уже понимая, зачем мне нужны семинары по праву и ОМД (организации мышления и деятельности), я узнала, что такое рефлексия, что должно в ней присутствовать (что надо выделять свои ошибки, ставить цели на будущее, выделять свои проблемы и т.д.). Иногда, я пишу рефлексию просто для себя – не потому, что это задано, а для того, чтобы лучше разобраться в себе, разложить все по полочкам. Теперь я использую рефлексию как своеобразное средство организации самой себя, понимания самой себя.

В конце прошлого учебного года во мне накопилась страшная усталость. Я заставляла себя работать из последних сил, произошло слишком много событий, которые измотали меня. У меня было чувство незаконченности чего-то, незавершенности. Из последних сил я заставила себя сесть и написать все, что накопилось во мне за год. Когда я это сделала, мне стало настолько легко, будто я сбросила со своих плеч очень тяжелый груз. Все, что я ранее не могла понять, осмыслить до конца, прояснилось. Это для меня самый яркий пример того, как мне помогла рефлексия. Я знаю, что не сделай я этого, я бы надорвалась или заболела (я была на грани этого).

Что было для меня моим первым проектом? Я считаю, что это был проект тренинга взаимоотношений в классе. Кстати, этот проект родился у меня в результате осуществления рефлексии, о которой я рассказала выше. <…> Следующим по значимости для меня идет проект к Международной олимпиаде, групповой тур. Я была капитаном и со всей ответственностью подошла к возложенной на меня работе. Мы должны были выполнить определенное задание (связанное с выделением общего в науках, не буду сейчас вдаваться в подробности), мне пришлось использовать все техники, которые я приобрела на семинарах по ОМД, использовать все свои организаторские способности. В итоге была проделана колоссальная работа, я выложилась на полную и, тем не менее, мы были седьмыми. Тогда я почувствовала всю ту ответственность, которая ложится на организатора. За людей, с которыми он работает, за результат. Два дня я приходила в школу с температурой. Я поняла, что ни за что не смогла бы отступить, признать, что я еще слабая, отдать свое место капитана и организатора другому человеку, просто остаться дома. Я доказала, что могу выполнить возложенную на меня работу, доказала главным образом самой себе.

Из таких ситуаций складывается отношение человека к самому себе, понимание себя и своих возможностей. Сколько я себя помню, моя жизнь есть соревнование с самой собой, я регулярно доказываю самой себе и окружающим, что достойна тех обязанностей, которые на меня возлагаются, оправдываю доверие других людей, что я могу себя уважать и мне нельзя упрекнуть себя в том, что я поступила недостойно. Моим девизом стало: "пока есть силы – борись!" …

Не зря прошла для меня и игротехническая практика, когда надо было проводить групповую работу у младших ребят. Так как я в душе больше люблю практическую деятельность, я была обрадована предоставленной возможностью применить свои теоретические знания (целью нашей работы было сделать так, чтобы детям понравилась групповая работа, а также показать им пример этой работы). Я столкнулась с проблемой психологии маленьких детей, к ним был нужен в корне иной подход, нежели ко взрослым ребятам. Используя свои творческие возможности, фантазию и все, что я знала про то, как заинтересовать человека, я добилась того, что дети воспринимали групповую работу с радостью, перестали относиться ко мне настороженно, стали ждать моего прихода и говорить со мной открыто. Этот бесценный опыт ни с чем нельзя сравнить, он уникален. За неделю работы я смогла выделить для себя способ, как надо работать с детьми (естественно, он будет регулярно совершенствоваться), и в дальнейшем, как в школе, так и вне ее, я его, по мере необходимости, применяла. <…>

Возможно, то, что я сейчас напишу останется для вас непонятным, но я испытываю необходимость сделать это. Последние месяцы меня мучает чувство, что в каждой науке есть некая главная составляющая, ключ, который ведет к пониманию ее в целом. Устройство, поняв которое я смогу понять всё… Я также чувствую, что "это" где-то рядом, но я не могу его увидеть… Я понимаю, что еще не готова, мне чего-то не хватает. Я хочу найти ответ, но не знаю, где искать… На уроках я смотрю на задачки и понимаю, что за всеми ними что-то стоит, что-то важное, но я никак не могу скинуть внешнюю шелуху и заглянуть внутрь. Мне не хватает силы, внутренней силы, чтобы понять САМУ науку... Хочу сказать, что эти слова действительно идут из самой глубины души, я попыталась выразить все те чувства, которые охватывают меня уже в который раз. Но, я отвлеклась от основной темы.

Как изменялось мое представление о себе и своих возможностях? Я верю в свои силы. Если я иду на олимпиаду, я иду туда с намерением победить, и занимаю призовые места, всегда надо стремиться быть лучшей. Мое твердое убеждение, что пределов человеческих возможностей нет. Человек может сделать все, надо только очень, очень захотеть. В этом я неоднократно убеждалась, как на примере других людей, так и на личном примере. Главное – работать над собой, не бояться изменить себя, стремиться вперед. Я могу сказать, что при наличии хорошей силы воли (благо, с ней у меня все в порядке) упрямого характера можно добиться всего. <…>

Обучение в "Эксперименте" готовит меня к тому, чтобы я была настолько сильной, чтобы меня хватило на изменение окружающего меня мира, чтобы я смогла принести человечеству пользу.

Сейчас же я регулярно посещаю семинары по праву и ОМД, чтобы понять больше про устройство государства, общества, а также приобретать навыки управления людьми.

В "Эксперименте" меня научили многому: как работать с людьми, как их организовывать, как вступать с ними в коммуникацию, как организовывать себя, как совершенствовать себя, как не бояться высказывать свое мнение, как суметь его отстоять, как… этот список можно продолжать еще долго.

Личностно я тоже сильно изменилась. Я стала более коммуникабельной, стала более спокойно вести себя в необычных ситуациях, стала выдержанней, спокойней, умней… Сказывается опыт и некоторая закалка, которую я приобрела, учась в "Эксперименте".

Сейчас я пишу эту рефлексию, и вся моя прожитая жизнь медленно проплывает перед моими глазами… Я вижу себя совсем маленьким ребенком, девчушкой, которая впервые пришла в студию в шесть лет. Я тогда страшно всего боялась: новые люди, непривычная, отличающаяся от домашней обстановка. Вот я уже в первом классе. Страшно гордая от того, что я хожу в школу… А вот я уже выросла, впервые поехала в Москву на олимпиаду, необычайно счастлива по этому поводу… Вот я участвую в играх, вот я уже организатор, вот я капитан… смотрю на себя со стороны, вижу все свои ошибки, иногда удивляюсь, до чего же я была тогда наивной… Периодически жизнь подсовывала мне испытания, я получала по носу… Но всегда справлялась и продолжала идти вперед. Теперь я понимаю, что дню моего прихода в "Эксперимент" было суждено изменить всю мою жизнь. И вот я такая, какая я есть. Какой я стала после десяти лет обучения в "Эксперименте"…Я не могу передать словами то, о чем я сейчас думаю. Дописав эту работу, я встану уже другим человеком, изменившимся снова… Я даже и не предполагала, что написание этой рефлексии так увлечет меня, я забыла о времени, все вокруг меня пропало, исчезло, потеряло значимость. Мне удалось заглянуть в глубину себя, это должно быть видно в тексте, особенно в конце. Руки сами печатали, я просто писала все, что хочется, все, что накопилось за все эти годы…

Но впереди меня ждут новые достижения, предстоит сделать еще о-о-очень многое. Сейчас я могу сказать, что за время написания рефлексии я выросла. Выросла духовно. Не знаю, сможете ли вы понять все то, что я хотела сказать! Надеюсь, что да…

Да, ДЕНИЗ, мы поняли тебя. Ты написала замечательный текст, он позволяет почувствовать себя такой же юной, как ты, с такими же зрелыми размышлениями, читаешь и забываешь обо всем вокруг. Что может быть столь же захватывающим, как история духовного становления? Ты вырастила из себя незаурядную личность. Конечно, в других условиях было бы трудно достигнуть столь ранней зрелости. Но можно сказать, что все усилия по созданию "Эксперимента" окупились сторицей – ты достойна своих учителей. Ты лидер и сможешь изменить мир.

Дениз, тебя еще не было на свете, когда по явному недосмотру цензуры был напечатан "Час быка" И. Ефремова. Книга легла на прилавки, и стала для многих двадцатилетних настольной книгой на многие годы. А потом "ошибку" быстро исправили – книгу изъяли из библиотек, само ее название исчезло из всех официальных антологий творчества Ефремова. А все потому, что Торманс – это якобы строившее коммунизм общество, в котором жили мы. Олигархия старцев наверху и душащая все новое цензура на уровнях. Тотальная система, запрещающая, господствующая, превратившаяся в сверх-Я, возвышающаяся над большинством. Мы повторяли: "Тьма сгущается перед рассветом", и рассвет пришел, и было сладкое время надежд – теперь все будет для человека. Но новый мир оказался очень далеким от справедливости. Ты повторяешь: "Я хочу жить в другом мире, не в том, что есть сейчас". И ты найдешь сотни сторонников. Потому, что не может быть высшей целью человека страсть равняться маркой машин с Джонсонами и мечта купить такой же вертолет, как у Смитов. Ты хочешь переделать мир осторожным эволюционным путем. Без крови и ненависти. "Я решила, и я буду делать это"? Делай!!!

Учащийся 11

Вот и пришло время разобраться со всем тем, что со мной происходило за последние 3 года, Пора наконец-то понять, чего я достигла, что во мне изменилось, что я приобрела, а что, может, и потеряла. Этот текст является прорисовкой моей образовательной траектории. Почему об этом следует говорить именно сейчас, так это потому, что считаю, что первая фаза моего образования завершилась. Т.е. у меня появилось собственное понимание Мира или, как еще принято говорить, картинка Мира. А вместе с ней приобретены средства, с помощью которых я смогу осуществлять необходимые для меня изменения (будь то личностное совершенствование или какие-либо изменения окружающего Мира). Следующим шагом моего образования будет являться изменение не удовлетворяющих меня ситуаций, но это уже не относится к данному тексту.

Итак, описывая свой образовательный путь (т.е. то, как формировалась моя картина Мира), необходимо пометить начальные координаты, а впоследствии и самые яркие точки, благодаря которым со мной происходили изменения. Нулевой точкой отсчета я считаю свой приход в "Эксперимент". Именно с этого момента началось мое осознанное движение вперед. Сначала оно было неосознанным, т.к. я напрочь отрицала то, что я куда-то двигаюсь, но, противореча самой себе, одновременно фиксировала произошедшие со мною изменения. В сентябре я писала: "Эта игра мне ничего не дала! Она не для меня. Но я поняла, что многие меня не понимают. А также, благодаря игре, я стала уверенней в том, что я на правильном пути". А потом (где-то через год) начала осознавать, что во мне что-то изменилось. Я будто стала больше понимать, видеть, замечать вокруг себя. Думаю, что если бы я не пришла сюда, я так бы ничего и не узнала и не смогла бы многое изменить. Поэтому я считаю, что мой приход в пространство "Эксперимента" и есть самое значимое событие в моем образовании. Все остальные события блекнут перед ним и напрямую от него зависят. Ведь как же я смогла бы взяться за проект "Кодекса норм “Эксперимента”", не попав в само это пространство?

Говоря о так называемых ярких точках, связанных с ними изменениями, я хотела бы начать со своей главной путеводной звезды, а именно, – со своего проекта по созданию кодекса норм "Эксперимента". Но я понимаю, что одна яркая звезда всегда окружена ореолом других более маленьких звезд, великолепие которых не уменьшается в зависимости от размера. Т.е. я хочу сказать, что не могу оставить без внимания игры, семинары и тренинги, которые, в свою очередь, имеют очень большое влияние на развитие проекта, а вместе с ним и на меня саму. Но для начала я все-таки хотела бы посвятить пару строк своему "детищу". Т.к. это в большинстве случаев его заслуга в том, что мне удалось прозреть и взглянуть на этот Мир. Этим проектом я занимаюсь уже долгое время, но лишь недавно осознала то, что этот проект изменил мои представления о себе, об образовании, об "Эксперименте" и о Мире. В ходе работы над ним наша группа успела многое обсудить, многое понять и, конечно же, успела наломать множество дров и набить кучу шишек. Но если бы не эти ошибки, я бы не смогла бы стать совершенней. Еще пару лет назад я считала, что создание кодекса состоит только в перечислении правил, которые все должны были беспрекословно выполнять. Хотя сейчас я твердо знаю (т.е. я не просто где-то слышала и повторила, а я это понимаю), что под этими нормами должна лежать определенная идеология, определенное понимание образования, а также понимание того какое место занимают эти нормы в этой системе. К данному пониманию я пришла, анализируя действительность (т.е. тот Мир, что меня окружает). Задавала себе вопросы о том, что же стоит за тем или иным общественным явлением; что надо сделать, чтобы произошло то-то; почему оно происходит; как предотвратить и т.д. А иногда вообще приходилось обращаться к истории.

Параллельно с "прозрением" происходил процесс улучшения моих техник проектирования. Хоть это мой первый и единственный крупный проект, должна сказать, что благодаря ему я смогла много чему научиться в этой области. Так как во всех своих проектах я участвовала не одна (со мной всегда работала группа таких же заинтересованных в проекте людей), то само собой, являясь руководителем проекта, я брала на себя ответственность за данную группу людей (т.е. работала организатором). Поэтому о проектировании буду говорить с точки зрения организатора и от тех вещах, которые волновали меня больше всего. И в первую очередь это была организация рабочей группы. Только в связи с работой в этой позиции я наконец-то осознала всю необходимость групповой работы, стала понимать, как это не просто организовывать людей, особенно не имея навыков организации групповой работы. А я-то их как раз и не имела. Вот тут и начинается самое интересное. Как только я начала собираться с группой, я почувствовала, что что-то не так. Что я как будто не держу ситуацию. Пришлось учиться организации. Тяжелый был труд, должна я вам сказать!

Здесь я очень благодарна семинару по ОМД и, особенно, тренингу, в ходе которого мы передавали начальным классам способы работы в группе. Во время этого тренинга я не только демонстрировала то, как должен работать в группе организатор, но и строила средства, благодаря которым мне удалось донести малышам способ работы в доступном для них виде. Кстати, я осваивала этот способ одновременно с ними, и он как будто отпечатался у меня в сознании. И сейчас при работе с группой над проектом у меня уже больше не возникает таких больших проблем с организацией. Зато появляются другие, но…

Но ведь это еще не все. Мало того, что их надо заинтересовать проектом, но и удержать их в нем, не только настроить на работу, но и сделать так, чтобы они работали в соответствии с поставленными задачами. Но весь же ужас заключается в том, что эти задачи надо еще перед ними поставить, и сделать это в доступной форме. С данной проблемой я столкнулась, когда работала игротехником на игре "Мое будущее". У меня был хороший организационный план, была заявлена интересная и важная для всех тема, но не было построено средств работы с группой и донесения до нее моей идеи.

Постановка целей, задач, которые бы решали проблему, из-за которой собственно и был создан проект, и организация рабочей группы – все это большая работа, которая лежит на плечах руководителя. И даже сейчас я иногда наступаю на организационные грабли: где задачи не так сформулирую, где пущу работу на самотек, где потеряюсь и не смогу навести порядок в группе и т.д. Теперь многие мои прежние ошибки кажутся мне смешными, некоторые техники уже просто вошли в привычку и я думаю, что по истечении некоторого времени к ним присоединяться другие и т.д. И в конце концов проектирование станет просто неосознанным. Надо понимать, что самое главное в нем – это удерживать цель и иметь четко прописанные задачи. Думаю, что эта способность будет использоваться мною на протяжении всей моей жизни, ведь проблемы надо же будет как-то решать, и при том не только свои.

Кроме того, что я стала больше понимать про нормы и про тот Мир, что меня окружает, я начала задумываться над тем, а что же такое образование. Должна признать, что и до проекта подозревала, что образование – это не только подготовка к вузу. Поэтому не могу сказать, что это только заслуга моего проекта. Скорее, к этому приложили руки ОДИ и семинары. Уже проучившись "Эксперименте" несколько месяцев (особенно на меня повлияла первая в моей жизни ОДИ на тему "Самоопределение"), я стала ощущать, что подготовка и образование – это две разные вещи, но, все же, четкое представление сформировалось только сейчас (т.е. спустя несколько лет). Если вспомнить то, что я говорила по приходу в эту школу, то окажется, что я все образование сводила к освоению необходимых мне в профессиональной деятельности предметов. Мало того, я еще нагло заявляла то, что обладаю всеми теми способами, которые для этого необходимы. Например, я писала: "Я уже с детства знаю, кем я буду и что я буду делать. Я собираюсь: учить все, что дает школа; учить все без разбора, но с пользой для себя" (сентябрь). И думаю, что я сильно ошибалась! Теперь для меня образование не заканчивается школьной скамьей, здесь заканчивается лишь первый этап, о котором я упомянула в начале текста. Да, именно так, формируется собственное представление о Мире, и появляются средства. А дальше, если возникает потребность в изменении себя или окружающего, человек может действовать.

Но скажите, зачем тогда человеку эти техники, эти навыки, эта его модель, если у него не возникает надобности что-либо менять? Конечно, не к чему. Однако такая потребность у меня появилась. Я осознала, что она у меня имеется в этом году, опять же не без помощи моего проекта. Хотя признаюсь, что задумывалась об этом и ранее, точнее, в феврале прошлого года, в ходе игры по теме "Мое будущее". Да, читая свой текст, написанный в то время, я слышу отголоски призыва к тому, чтобы изменять, идти вперед, самосовершенствоваться. Но ведь раньше ничего подобного не было. Я была полностью довольна собой и своей жизнью. Понимала, что можно и нужно что-то там, в Мире поправить, но заниматься этим не хотела. Теперь же я понимаю, что мне просто необходимо что-то совершенствовать, изменять. Может быть, это можно назвать жизненным принципом, кто знает.

С приходом в "Эксперимент" я больше стала задумываться над жизнью, стала замечать те вещи, которые я раньше не замечала, начала острее чувствовать, лучше понимать других людей. Стала анализировать себя и других, стала задумываться над причинами как своих, так и чужих действий, над причинами промахов. А кроме того, я научилась быстро и правильно оценивать ситуацию и делать соответствующие выводы. Я думаю, что это качество возникло в результате моей работы в ходе семинаров по ОМД и праву, а также, вследствие частой работы организатором в группе и руководителем проекта (в этих двух случаях без рефлексии никак не обойтись, а то заведешь себя и других в дебри, а вывести не сможешь!). Вообще без такого навыка как рефлексия просто невозможно "образовываться". Как еще можно выделить свои ошибки и их причину(ы)? Как еще излить все свои мысли, эмоции, недовольство? Только рефлексия дает возможность шире взглянуть на ситуацию, только с ее помощью можно понять, куда двигаться дальше, над чем еще надо работать. Я, наверно, впервые чувствовала острую необходимость в рефлексии в ходе ОДИ, посвященной постановке образовательных целей (сентябрь 2001). Я думаю, что не прибегни я к помощи рефлексии, я бы вряд ли смогла остаться в игре, а кроме того, брать на себя ответственность за других людей и вести их за собой. Я даже помню, что назвала ее "лучом света во мгле". Хотя, признаюсь, что еще не помню ни одного случая, когда рефлексия мне бы не помогла. Но зато я прекрасно помню, что когда-то не владела той техникой на таком уровне как сейчас. Я никогда не отрицала необходимость рефлексии и думаю, что если бы не такое мое отношение к ней, то я бы, наверное, никогда бы ею не овладела. Если раньше я писала анализы только для того чтобы излить свое недовольство по поводу чего-либо и, в основном, описывая события, давала им слезный комментарий, то, спустя некоторое время, я начала понимать, что с помощью рефлексии можно выделить свои ошибки, а также понять то, как надо действовать в подобных ситуациях, чтобы не сделать подобного промаха. Впоследствии, в своих анализах я восстанавливала задачи, описывала проблемную ситуацию, а потом фиксировала задачи. Чем больше анализов я пишу, тем меньше там эмоций и сетований на судьбу: задачи прошлые – проблема и описание ситуации – задача нынешняя. По такому алгоритму мне удобно работать, т.к. он дает целостность произошедшего события и помогает двигаться вперед. Что помогло мне прийти к этому, так это тренировка в написании и произнесении рефлексии вслух. Наиболее сложной, но неописуемо эффективной, для себя считаю устную форму. По причине того, что долго не обдумывая, в нескольких словах необходимо подвести итог, при том сделать это надо публично. Тогда как во время написания всегда можешь, что-то исправить, подобрать подходящие выражения и быть полностью уверенной в конфиденциальности. <…>

Я уверена, что дело не только в том, что я стала свободней, а в том, что я начала брать на себя ответственность и осуществлять действия. Как я уже заметила раньше, у меня появилась потребность действовать, дабы достигать совершенства во всем. Но считаю, что просто действовать недостаточно, надо еще понимать последствия своих действий и не бояться отвечать за них в случае неудачи. Я заметила, что еще пару лет назад не хотела брать на себя ответственность. Я не считала это нужным, т.к. думала, что есть другие, которые могут это сделать, которые компетентны, что, не зная, я смогу им только навредить. "Да и вообще, кто я такая, чтобы что-то делать, от чего будут зависеть другие?", – говорила я себе, "а ведь можно же пострадать?". Я осознала этот факт в мае 2000 года после "Суда", я писала: "Это мероприятие показало мне, что я боюсь взять на себя какую-то ответственность".

И после сессии "Осень-2000" я поменяла свою позицию. По крайней мере, я осознала, что мне нравится брать на себя ответственность за проект, за группу. "Сегодня я решила взять на себя проект "Ученического совета", т.к. мне действительно понравилось организовывать работу" (цитата из текста от сентября 2000). Через еще полгода я уже начала задумываться над тем, какую позицию я хочу занимать по жизни. Это было во время февральской игры 2001 года, по теме "Мое будущее". Я помню, что внутри меня шел конфликт между прежней моей жизненной позицией "маленького человека" и новой, устрашающей своими возможными последствиями, ответственной позиции. Я долго сопротивлялась новизне, пыталась найти компромисс, но позиции были непримиримы. Я пыталась убежать, но тень ответственности преследовала меня. В конце концов победила ответственность, но все-таки воплощение она нашла в скромной, оставшейся от безответственности профессии врача. Заявление о том, что я становлюсь ответственной, громким не было. Хотя уже вокруг него летал дух перемен и формы выражения моей жизненной позиции. Где-то через полгода появилось мое открытое заявление о том, что позиция будет ответственная. И вместе с тем произошла замена оболочки. Новая форма оказалась ближе к выбранной ответственной и деятельной (т.е. требующей решительных действий, быстрой реакции, организационных навыков и т.д.) позиции, а именно – профессия или, если хотите, призвание, политика. Конечно, все шло не так гладко. Опять была позиционная борьба не на жизнь, а на смерть, на протяжении которой было примирение: политика не помеха врачебной деятельности. Но впоследствии мир был нарушен и политика восторжествовала. Видимо, как я уже успела заметить, слишком душно было моей деятельно-ответственной позиции в такой узкой форме.

Говоря о своем образовании, я не могу не сказать нескольких слов о предметах, изучаемых мною в школе, отношение к которым поменялось у меня по приходу в пространство "Эксперимент" или которые так или иначе оказали на меня влияние. В первую очередь это история. Я раньше знала, что история не состоит только из дат и была уверена в том, что изучение истории в школе не должно состоять только из их заучивания. Но я никогда не подозревала, что история – это метод, с помощью которого можно понять не только то, что происходило, но и то, что происходит сейчас. Кроме того, я начала понимать, что нет единого взгляда на событие. Каждый историк переворачивает все так, как ему угодно. Мало того, у меня появилось понимание других культур и уважение к ним. Я поняла, что при проведении исследования или изучения какой- либо культуры просто необходимо ее на какое-то время принять. Во время "Суда над преподавателем", который мой класс устраивал над Ватолиным И.В., я, наверное, была единственным человеком, который был искренне против суда. Но, как было замечено мною ранее в тексте, против идеи суда выступать не могла, т.к. боялась быть заклеванной родным курятником. В своем тексте я нахожу следующие слова: "честно говоря, я не хотела принимать участие в данном процессе, т.к. у меня не было претензий к Ватолину. Также мне кажется, что у многих учащихся нет самоопределения или нет четкого самоопределения в пространстве истории. Мы занялись этим проектом только потому, что нас поставили перед выбором, и мы испугались, что понесем наказание в случае отказа от проекта". Из приведенного отрывка видно, что я уже тогда понимала, что мои одноклассники не неправые, что они просто хотят от предмета истории другое. И что все их претензии восходят к непониманию того, как преподается история. Считая метод преподавателя неправильным, но и не согласные с тем, как историю преподают в обычной школе, мы не смогли предложить свой, приемлемый для нас метод. Кроме того, уже во время подготовки суда начали понимать, что оснований для обвинений у нас нет, что все гораздо глубже, но тогда мы еще не могли заглянуть туда. Зато эта процедура дала мне толчок задуматься над методом преподавания истории, а также над многим другим.

Еще один предмет я стала понимать по-другому – это русская литература и русский язык, или как его называет учительница – словесность. Придя в "Эксперимент", я жаловалась: "Непонятно, чем мы занимались на этом предмете в течение месяца! Скакали с одной темы на другую, а в итоге – ничего. Русского языка как такового не было. Так невозможно что-либо изучить. Дома делаем одно, в классе другое. Получается "салат" в голове, при том до конца не доведенный!" (сентябрь 1999). Я раньше считала, что все произведения – это всего лишь "сказочки", написанные просто так, а герои придуманы самим автором и ничего в себе не несут, а биографию автора надо знать только в культурных целях. Следовательно, на уроках литературы должны быть прочитаны или пересказаны учителем "сказочки", должны быть даны разъяснения, исторические справки и т.д. Сейчас же я понимаю, что литературное произведение – это, прежде всего, вызов автора, его недовольство, злоба. Его попытка решить какой-то сложный конфликт. Его герои – это позиции, которые можно занимать по отношению к той или иной проблеме. Произведение – это борьба. Оно отражает внутренний конфликт автора, который выливается в конфликт двух позиций. Исходя из этого, преподаватель должен передать метод, с помощью которого мы бы могли этот конфликт выделить, и в своих сочинениях выразить свой взгляд на ту проблему, которая поставлена в произведении. Для этого необходим язык, а именно – русский. Вот тут-то и стирается граница между предметом литературы и русского языка, и начинается словесность. Выражая свое мнение при написании сочинений, можно понять, каких средств, слов, правил и т.д. тебе не хватает, а значит – необходимо выучить. И мне кажется, что это именно тот способ, который использует наша учительница. Именно этот способ действительно заставляет меня думать во время почтения, анализировать, задаваться тем же вопросом, что и автор, строить свой взгляд или принимать авторский и, тем самым, расширять свои границы понимания Мира.

Я сейчас задумалась над тем, как сильно я изменилась. Как "выросла" не только "профессионально", но и как личность. Как изменились мои взгляды на этот Мир. По приходу у меня уже было сформированное определенное понимания Мира и жизни. Я считала, что мое виденье невозможно изменить, что это скала, сталь, кремень. Называйте как хотите, но ничего с этим сделать не сможете. Сентябрь 1999: "Мои взгляды, цели, планы и принципы не могут измениться, т.к. они мне кажутся совершенными. На них могут повлиять только непредвиденные обстоятельства!" Я думала, что я такая взрослая, умная, все и всех понимающая, что лучше не придумаешь. Помню, как не понимала того, зачем игра, как отказывалась участвовать в ней, считая это бессмысленным для себя. "Эта игра не для меня. Здесь люди решают свои проблемы, а у меня их нет. Интересно послушать других, но особой пользы получить для себя не могу. Это не игра, а какое-то "Ток-шоу"!" (сентябрь 1999). Хотя ночами мучилась вопросом о том, чего же от меня хотят. Размышляла над тем, что такое образование и какие могут быть разные подходы (конечно, тогда я путала образование с подготовкой). Я была напряжена, т.к. строила две модели подготовки и т.д. С этой игры и начался процесс изменений. Незаметно для меня мой Мир начинал рушиться. Происходило это так незаметно, не спеша. Возможно, были внешние признаки, но тогда я не понимала, от чего они идут и не придавала им такого значения. Но помню свое начальное состояние, имя ему – потерянность. Я потерялась, я потеряла себя. Я как щепка в реке подчинилась течению и начала впитывать в себя как губка все то, что я могла в себя впитать. Через год, во время сессии я должна была показать все то, на что я способна, посмотреть, чего такого я там навпитывала. И – о чудо! Оказалось, что год был прожит не зря! Тогда я зафиксировала следующее: "Я поменяла позицию: из исследователей – наблюдателей, вернее сказать, из пассивной позиции я перешла в активную, деятельностную. Именно сейчас я себя действительно чувствую в "Эксперименте"!" Но, выбрав позицию, надо было также начинать работать соответственно ей. Я выбрала ответственную позицию учащегося и, соответственно, теперь должна была работать не так как раньше, спрятавшись в лесу как партизан в ожидании вражеского войска, а как полководец, идущий в атаку сломя голову! Но я понимала, что каких-то навыков все равно не хватает. Поэтому стала посещать семинары по ОМД и праву и работать на них. Меня тогда и сейчас все еще мучает вопрос: почему другие не работали? Думаю, что на него ответить вряд ли смогу. Получается, что весь одиннадцатый класс я провела, получая навыки методологии, организации и т.д. или как я сама писала: "самый главный девиз в этом году: “Работать до потери пульса!”". Весь Мир я пыталась объяснить с помощью тех знаний, которые я получила, посещая семинары по ОМД. Для меня весь мир был превращен в определенную систему, где не было место человеческому. И теперь я понимаю, как я ошибалась, пытаясь все обрисовать с помощью схем. Из живых и чувствующих людей делала безликие позиции, которые думали об общем результате. Выполняли все беспрекословно, соответствуя определенному алгоритму, при этом я даже не оговаривала, хочет ли человек это делать или нет. Как и в любой оргдеятельностной схеме – мне был важен результат. Все, что бы человек ни делал, было для меня процессом, направленным на определенный результат. Я считала, что если кто-то что-то делает, то делает это ради выгоды, а не потому, что им руководили чувства. Из такого однобокого (я утверждаю, что неправильного понимания) у меня появился жизненный принцип, что жить надо на благо общества. Чтобы каждый человек не смел себя помыслить иначе, чем в виде частички общего механизма. Полная самоотверженность и подчинение общественным устоям (нормам). В таком Мире главное – целое, а не человек. И если обществу надо, то о своем лучше забыть, о том, что чувствуешь или думаешь по этому поводу, а делать так, как оно (общество) требует. Я не могла понять, как это можно говорить: не хочу работать во время групповой работы, или не хочу участвовать в проекте. Для меня было слово "должна", но слова "хочу" в моем словаре не было. Ничего личного, полное подчинение системе. Поэтому смеялась над теми, кто пытался говорить про дружбу, любовь, ненависть, злобу, т.е. про чувства, эмоции, искусство, про все то душевное, истинно человеческое. Ведь у позиции этого нет. У нее не болит голова; не бывает плохого настроения. Она совершает положенные действия и получает результат. Весь одиннадцатый класс я думала, что жить надо как позиция и что подход к жизни с помощью оргдеятельностных схем самый правильный. В своем тексте "Мое будущее" я писала: "Надо жить для других. Надо идти на самопожертвование ради общества, ради других людей! Что может быть выше этого! Моя жизненная позиция – это позиция врача и поступать и жить я буду в соответствии с требованием таковой!".

Но пришел 12 класс, и я поняла, что была не права. Деятельность деятельностью, схемы схемами. А у человека все-таки есть частичка личного. Я стала понимать, что иметь хорошую позицию, уметь правильно действовать и уметь организовывать себя и других – это хорошо, но у человека есть еще свое маленькое "Я", которое всем заправляет и делает человека человеком. О нем невозможно рассказать, его можно только показать, с помощью творчества, выразить его в дружбе и т.д. Его невозможно сделать общим, оно у каждого разное. И именно от этой маленькой частицы и идет все это наше "не хочу!" и "не буду!", а, кроме того, и все наши проекты и деятельность. И это "Я" делает каждого весьма индивидуальным. Я впервые задумалась над этим во время сентябрьской игры (2001 г.) "Образовательные цели", благодаря проекту Маши Янюшкиной – "Не убей Пикассо!". Более глубоко я размышляла над этим, разрабатывая свой проект. Тогда я работала над вопросом о том, что заставляет человека выйти в образование. И я пришла к выводу, что именно человеческое "Я" управляет выбором пути, по которому человек идет, образовываясь. Я не додумалась бы до этого, если бы не семинар по NLP и творческие сборы этого года, на которых мне довелось работать командиром. Именно на сборах я напрямую столкнулась с "я", отраженным в творчестве, теплоте и искренности человеческих отношений.

Соответственно, моя однобокая и блеклая картинка стала более цветной и красочной, более объемной. Теперь в ней есть место "человеческому", которое неразрывно связано с его деятельностью. Я теперь понимаю, что человек может думать, чувствовать по-другому, чем общественный организм. Что есть желание и есть должное, и что это две разные вещи. И что только то должное, что желанное, будет выполняться человеком и только тогда им же будет получен желаемый результат. Об этом нельзя забывать. Это и создало все то духовное состояние, что есть у человечества. Нельзя из людей сделать позиции, нельзя заставить жить работой, которую они не хотят, нельзя всех сделать одноликими. Тогда погибнет Мир, культура, а вместе с ней и человечество. <…>

О. Сергеева

Самое значимое событие в моем образовании – это осознание того, что образование может быть только Моим; т.е. что это не нечто данное извне, а волевая, целенаправленная деятельность самого обучающегося. В этом смысле оно ориентировано на занимающего активную позицию в этом процессе обучающегося (его ценности, жизненные ориентиры и установки) и работает именно с ними. Тем самым образование противопоставляется обучению, последнее из которых ориентируется не на человека, а на требования, выдвигаемые к выпускнику школы, что, в конце концов, сводится к набору определенных знаний как сумме объективизированной информации. Поэтому, принимая во внимание то, что главным событием в образовании я могу считать лишь то, что имело деятельностный контекст, осознание разрыва между привычным мне школьным обучением и образованием и легло в основу моих изменений.

Так как изменения предполагают преобразование, наделение чего-то уже существующего новыми качествами, то на первом этапе необходимо зафиксировать и описать это "нечто", т.е. исходное положение, преобразование которого и происходило в дальнейшем.

Исходная точка отражена в моих первых работах, где явно прослеживается объективизация процесса обучения и моя как бы непричастность к нему: "... конечно, педагоги существуют для того, чтобы давать нам, обучаемым, знания. Но как они будут это делать, как будет проходить процесс обучения, зависит именно от них" (03.09.95., 10 класс). Итак, фиксация следующая:

1. активную позицию занимает педагог – он "дает" знания;
2. ученику отводится пассивная роль – получать знания, которые дает педагог;
3. обучение – это односложный акт, который не предполагает никакой мыслительной деятельности учащегося при работе с материалом, а лишь его усвоение как способность ретранслировать (повторить);
4. знания – объективная информация, не зависящая от их носителя, которая может быть передана;
5. под способами обучения я понимала разнообразные формы – дискуссии, семинары, клубы, деление на группы и т.д;
6. задача обучения – наращивание знаний.

Первое изменение (сдвижка) связано с проблематизацией имеющихся знаний. Буквально на первых же играх я была поставлена в ситуацию, когда мои знания, казавшиеся мне неоспоримыми (объективной информацией) не выдержали проверки на обоснованность; я не могла ответить на поставленные передо мной вопросы:

  • На что опираются эти знания?
  • Кто их получил?
  • Как получил?
  • С какой целью получил? и т.д.

Моим знаниям о предмете противопоставлялись другие и я не могла обосновать, почему мои знания об этом предмете правильные, как я считала до этого. И какие знания ПРАВИЛЬНЫЕ?

Два месяца спустя в анализе учебного процесса я пишу, что "стала задумываться над теми вопросами, которые раньше казались мне незначительными" и что мне "стало интересно, почему я не обращала на них внимания раньше и зачем обратила сейчас" (22.10.95., 10 класс). Т.е. я начала осознавать ту ситуацию "разрыва", в которую попала.

Этот "разрыв" также проявился в отношениях с моим окружением (друзья, родители, круг общения), что являлось для меня достаточно болезненным, так как я отказывалась от существующего, не построив взамен нового. Происходило смещение и замещение референтной группы. Это связано с тем, что проблематизация знаний повлекла за собой и изменение отношений с носителями этих знаний (группой общения вне "Эксперимента"), при том, что в работе того времени по психологии "Рейтинг моих ценностей" "общение как поддержку окружающих" я ставила на первое место. У меня появились трудности с переносом получаемого мною в "Эксперименте" за его пределы; два разных типа отношений, два разных типа восприятия. В одиннадцатом классе это оформляется мной в вопрос: "Как сохранить наработанный в "Эксперименте" материал и не потерять его во вне-экспериментальном пространстве, где не построены организационные структуры, способствующие определенной деятельности" (03.04.1997)

Следовательно, приходилось работать в двух направлениях – анализировать имеющиеся знания и проверять на обоснованность (что было вызвано необходимостью защищать высказываемое мнение, восстанавливая целостность, картинку), а также строить новые. Я столкнулась с тем, что в "Эксперименте" не работает привычная мне схема передачи знаний от преподавателя учащемуся, а также с необходимостью строить принципиально новый тип отношений. Когда преподаватель заявляет свою позицию, говорит (или это выделяемо): "Я тот-то и тот-то и считаю так-то и так-то", информация перестает быть объективизированной, тогда учащемуся не остается ничего другого как определяться к произнесенному содержанию – а я как думаю? Т.е. происходит субъективизация, знание перестает быть объективным, оно не существует вне субъекта, его носителя. (Первые этапы рефлексии). Этому способствовали, в том числе, и игры, где искусственно выделялись позиции, которые необходимо было занимать и "держать".

Однако на определенном этапе искусственно созданных позиций оказалось недостаточно и появилась необходимость осмысления себя в учебном процессе. Для меня этот момент был связан с игрой "Планирование моей учебной деятельности", которая проходила в первую неделю обучения в 11 классе (сентябрь, 1996). Задача, которая стояла перед нами, – спланировать СВОЙ процесс обучения, выдвинуть свои требования к содержанию обучения, а также построить наиболее подходящие для этого отношения с преподавателями. Т.е. надо было не только сделать выбор, но и обосновать его. Для меня это означало:

  • необходимость выделения своих ценностей, интересов, стремлений (как профессиональных, так и личностных); т.е. относительно чего строить учебную траекторию;
  • определение способностей;
  • выделение необходимого технического оснащения (т.е. какими техниками, методами я должна овладеть).

Изменение моих рефлексивных способностей можно проследить по тем вопросам, которые я себе задавала и на которые старалась ответить в своих работах. Если вначале это были вопросы: А как я думаю? Почему я так думаю? (1995, сентябрь), то потом появились такие: Кто это – Я? Как я отделяю это Я, чтобы о нем рассуждать? Я как кто так думает? (1996, сентябрь); На что я опираюсь, считая именно так?

Вместе с трансформацией моего представления об обучении и познании, менялось и отношение к окружающей меня действительности. "Мир" перестал для меня существовать как нечто данное, превратившись в то, что необходимо построить. Именно от человека, оттого, как он смотрит на происходящее, через ЧТО он смотрит, зависит содержание последнего, его наполнение. А масштаб Мира задается деятельностью человека, его целями и интересами. Ведь за одними и теми же процессами, событиями и явлениями можно увидеть совершенно разное. Поэтому принципиально важно понимать, КАК ты смотришь, КТО ты, смотрящий, и что ты хочешь увидеть. В этом смысле, мне ближе всего идея, что все необходимые ресурсы есть в человеке, просто надо до них добраться, активизировать их.

Для себя наиболее важными я считаю такие качества как ответственность, честность (в первую очередь перед самим собой) и экологичность осуществляемых действий.

Несмотря на участие в различных мероприятиях, в основе которых лежали проекты, я никогда не выходила на уровень анализа самого проекта, скорее подстраивалась под него, находилась в его рамках. Мною не было соблюдено главное условие – самоопределение к происходящему. Иначе складывалась ситуация, когда я сама была создателем проекта и со-руководителем игры "Понятие текста". Необходимо было продумать не только устройство игры относительно ее цели, но и мыслительные и деятельностные процессы, направленные на достижение результата, запустить их. Так как игра возможна только тогда, когда организатором будут созданы условия для мыследеятельности участников и, в этом смысле, предоставлена свобода самоопределения, принципиальное значение имеют цели самого проектировщика (почему ему важна эта игра, что интересует его), что позволяет "удерживать" происходящее.

Е. Кривцова

Самым значимым событием в моем образовании я считаю понимание или мысль, которая пришла мне в голову где-то в 12-м или конце 11-го класса при написании очередной рефлексии. Тогда я впервые разделила, что нужно мне в смысле образования, обучения и что является просто требованиями, поставленными извне. Это было начало самостоятельного самоопределения и свободы в полном смысле этого слова. В тот момент я пришла к довольно простой мысли, что то, что предлагают и требуют в "Эксперименте", нужно мне лично, и это не есть просто выполнение требований места обучения. Надо признаться, что это важное событие произошло довольно поздно, и многие последующие события происходили уже после окончания "Эксперимента".

История моего образования представляет из себя постепенное обретение независимости от общества и развитие способностей реализации своих проектов. В принципе, этим и был обусловлен выбор права как области профессиональной деятельности. Право как работа с нормами для достижения компромиссов, обеспечения свободы, когда вокруг куча норм, требующих выполнения. Возможно, я не всегда четко осознавала, что мне надо "на самом деле", действовала на интуитивном уровне, но общая направленность моей индивидуальной траектории просматривается от начала учебы в "Эксперименте" (а может, и раньше) до сегодняшнего дня. Мои изменения происходили благодаря самоопределению (при недостаточной ясности переходящего, скорее, в любопытство), предоставляемым возможностям и задаваемым рамкам (как правило, со стороны "Эксперимента").

Важными событиями в моей истории были:

Игра на формирование гражданской позиции. Изменением, произошедшим в результате нее, было построение активной позиции по отношению к обществу. После этой игры я постепенно стала наполнять конкретным содержанием свою гражданскую позицию. Сначала это были различные исследовательские проекты, позже оформились и общественно-политические проектные идеи.

Другим важным элементом моего образования были семинары по методологии права. Их ценность была в методологическом подходе, который там использовался и осваивался. Рефлексия устройства и способа построения знания является мощным ресурсом в достижении своих целей и обретении независимости от существующих рамок знаний, отношений и деятельности.

Участие в оргдеятельностных играх, экспертных слушаниях по русскому образованию, а также попытка самостоятельно создать и организовать игру научили меня очень многому в сфере деятельности: работе в определенной позиции, удержанию разных слоев деятельности, управлению ситуацией и созданию своей реальности. Это была хорошая школа жизни, полученные представления и опыт я еще довольно долго осмысливала и использовала в практической деятельности. (Вообще-то этот пункт заслуживает отдельной главы.)

Учась в университете, научившись формально соответствовать принятым требованиям, я утвердилась в мысли, что для меня нет никакого смысла встраиваться в такую систему знания и деятельности, а надо создавать что-то самой. Иметь свои цели, идеи и подходы. По отношению к карьерным планам это означало необходимость создавать такое место, где мои знания, умения и квалификации будут востребованы. Я пришла к мысли, что надо не плыть по течению, а использовать те ресурсы и возможности, которые дает университет для достижения своих образовательных целей. Теперь могу делиться опытом выживания в экстремальных ситуациях.

Важными импульсами для дальнейшего образования был приезд Петра Щедровицкого с лекцией в Ригу, а также мое участие в январе 2001 года в семейной игре в Москве. Это позволяло мне видеть горизонты, возможности, верить в свои силы и таким образом не сворачивать со своего пути.

Пока получается, что в сфере образования основные события связаны с "Экспериментом".

А вообще на моем пути было много препятствий, связанных с требованиями среды, встраиванием в какие-то структуры, попытками разобраться и найти рациональное зерно там, где его уже давно нет. Но в конце концов это только закалило волю к победе и сейчас главной по значению (пока, к сожалению, не по временным затратам) является идея о своем проекте, связанном с развитием общества, государства и права, с преодолением кризиса данного исторического этапа.

Л. Реппе

Самое значимое событие в моем образовании – это "Эксперимент". Более того, это, пожалуй, начало моего образования как процесса осмысленного и творимого мной. До "Эксперимента" я жила и училась автоматически, мое отношение к вещам, мои слова и действия были обусловлены некой традицией, сплагиатированы или заимствованы. В "Эксперименте" мне помогли осознать мою индивидуальность, я поняла, что отличаюсь от других, обладаю собственным набором характеристик и способностей, которые необходимо раскрыть и развить. В первую очередь, это произошло благодаря технике рефлексии, которая предполагает работу с собственным мышлением. Да и вообще на протяжении трехгодичного учебного процесса акцентировалась и культивировалась индивидуальность каждого учащегося, указывалась важность именно его личной позиции, его отношения, его мнения. Я поняла, что моя отличность от других предполагает необходимость своего, индивидуального жизненного пути и, для начала, – индивидуальной учебной траектории.

Из всех предлагаемых в "Эксперименте" возможностей самой важной для меня была возможность научиться взаимодействовать, коммуницировать, работать с людьми разных возрастов, уровня знаний, типов мышления. В этом смысле трудно переоценить занятия по психологии и организации мышления и деятельности, где мы приобретали некую теоретическую основу (как правило, выводя ее из собственной практики). Хорошей практикой в коммуникации была групповая работа, где, выступая в роли организатора, я анализировала ментальные, эмоциональные особенности участников группы и с учетом этих особенностей искала такой подход, который позволил бы достичь наилучшего общего результата.

Но самой интересной практикой для меня были творческие сборы и фестивали, где была возможность работать с детьми разных возрастов (преимущественно с малышами) над созданием творческих произведений, решением задач и т.д. И моим первым проектом я считаю сборы весной 1997 года, когда я впервые была капитаном команды. Недельная подготовка была очень тщательно продумана и распланирована мной по дням и часам. Первые три дня были посвящены знакомству и установлению всеобщего раппорта, что достигалось с помощью упражнений, взятых из занятий по психологии. Остальное время было посвящено созданию и воплощению творческого проекта, при этом было продумано, чтобы все участники команды были задействованы по мере своих способностей в этом процессе и реализовали свои цели. Индикаторами удавшегося проекта для меня были рефлексии участников команды, показывавшие, что они самореализовались в команде, и, конечно, результаты творческой групповой работы, объективно признанные хорошими.

И сейчас, по прошествии 4-х лет, я считаю, что одним из ценнейших технических (от техника) приобретений, полученных мной в "Эксперименте", является умение коммуницировать.

Именно интерес к явлению коммуникации определил уже в 12-ом, выпускном классе, мое внимание к тексту как средству коммуникации. Я всерьез заинтересовалась средствами создания текста, позволяющими ему выполнить ту или иную коммуникативную функцию. Отчасти мой интерес был вызван проектом "Дебаты", где грамотно составленный текст во многом обеспечивал успех в игре. Важным фактором было также ознакомление с NLP, благодаря которому я осознала великую силу слова в психологической работе над собой и в коммуникации с окружающими. С другой стороны, мое внимание привлекла и эстетическая функция слова, которую мы обсуждали на уроках литературы. Думаю, что все это вкупе сыграло свою роль в том, что я оказалась на филфаке, куда до 12-го класса не собиралась.

"Эксперимент" выступил в роли мостика из детства во взрослую жизнь – именно в этом пространстве в этот период я повзрослела. Можно сказать, что меня заставили повзрослеть, относясь ко мне как ко взрослой – требованием отвечать за свои слова и действия, самостоятельно мыслить, иметь позицию.

Важным для меня является мое продвижение в деятельностном плане. В "Эксперименте" я научилась осознавать и формулировать свои цели и находить (или создавать) способы и средства для их достижения. Цель стала для меня основополагающим элементом бытия. Сложно представить, как можно что-то говорить и делать без мотивации и цели. Мир для меня представляется, в первую очередь, как совокупность разных полей деятельности, как набор самых разных возможностей. И моей задачей является найти или создать мое поле деятельности, которое позволит мне реализовать мои индивидуальные возможности.

В "Эксперименте" у меня развились такие личностные качества как целеустремленность, сила воли, способность преодолевать трудности и решать проблемы. Для меня "Эксперимент" оказался своеобразной школой выживания, пройдя которую я способна найти выход из любой жизненной ситуации – кажется, в пространстве "Эксперимента" было "отрепетировано" все. Любая проблемная ситуация (личная, общественная) была использована организаторами учебного процесса как учебная – необходимо было самоопределяться, действовать, рефлексировать и делать выводы, после чего ситуация становилась уже личным жизненным опытом. Это было поистине обучение на своих ошибках – самое ценное.

В чисто учебном плане следует отметить развитие логического мышления – нормой учебной коммуникации было возведение всех явлений в ранг понятий, чему предшествовало построение этих понятий. Развитию мышления способствовало обилие логических задач, которые мы решали даже на занятиях по биологии и литературе, не говоря уже о математике. Другой стороной учебного процесса было развитие творческих способностей с помощью различных творческих заданий. Таким образом, я открыла в себе способности к созданию художественного текста.

"Эксперимент" в достаточной мере поучаствовал в формировании моего нравственного облика. Долгие разговоры об этике, которые велись на занятиях по праву, психологии и на классных часах, процедуры разрешения правовых конфликтов не прошли мимо меня. В "Эксперименте" у меня появились нормы ответственности, уважения других людей и их мнений, экологичности.


1 "Моя школьная биография", 10.03.2001.
2 "Мои цели на проектную неделю…", 22.02.1999.
3 "Игра. Текст N2", 2.09.1999.
4 "Игра. Текст N3", 3.09.1999.
5 "Анализ учебной деятельности 1-ых 1,5 месяцев обучения в 9-ом классе", 15.10.1999.
6 "Анализ моих затруднений, трудностей, проблем в учебной деятельности…", 2.11.1999.
7 "В чем я успешна, не успешна и в чем я боюсь признаться", 24.02.2000.
8 "Описание моей ситуации", 14-20.06.2000.
9 "Мои цели и задачи на 10 класс", 14-20.06.2000.
10 "Анализ 2-го дня сессии "Осень-2000"", 5.09.2000.
11 "Анализ сессии "Осень-2000"", 11.09.2000.

Back | E-mail